Экза

— Что значит «высокий коэффициент вероятности»? – спросил я, услышав позади себя шаги, и, не дождавшись ответа, продолжил:
– Думал увидеть тут настоящие чудеса, но пока отметил лишь тот факт, что светило у вас всходит на западе, а садится на востоке.
— «Высокий коэффициент вероятности» просто указывает, что на планете могут происходить события, необъяснимые с точки зрения человеческой науки. Вот и все.
Я обернулся на голос, поклонился импозантному мужчине во вполне современном костюме багрового цвета. Видимо, даже здесь, на краю Империи, власть имущие следили  за модой.
— Сир.
— Простите, не знаю вашего имени.
— Мое имя не имеет значения, — улыбнулся я, вновь отворачиваясь к панорамному окну, потому что мог себе это позволить, даже наедине с королем. – Зовите меня Дубль.

Экза не была особо красивой планетой. Высокие острые скалы грязно-серого цвета, скудная растительность: в основном карликовые деревья и жесткая, словно пластмассовая, трава. Живность тут тоже почти не водилась, так что Империя отвела Экзе роль планеты-изгоя, места, куда ссылался всякий сброд. Интересно, легко ли быть королем в таком месте?
— Прежде, чем предоставить вам свое ДНК, хочу кое-что уточнить, Дубль, — продолжил Хорд, встав слева от меня. – Вы копируете только тело?
— Нет. Верхние слои души тоже, знания, опыт, умения.
— А как насчет воспоминаний?
— С ними хуже, — признался я. – Любое воспоминание быстро сжимается в образ, ощущение. А вам нужно, чтобы я что-то вспомнил?
— Как раз наоборот, — покачал головой король. – Мне нужно, чтобы вы кое-что сделали за меня. И если вы не будете обременены моими воспоминаниями – это только к лучшему.
*  *  *
Женщина была уже в годах, но выглядела довольно хорошо. Длинные темные волосы, оливковая кожа и подтянутая фигура, поношенный балахон с вырезом на груди.
— Долорес? – поклонился я, прикрывая за собой дверь.
— Мой Лорд, — подскочила с кровати женщина, широко улыбнувшись. – Ты все же решил почтить меня присутствием?
Я немного растерялся, когда она ловко ухватила меня за запястье и потянула к себе. Губы у нее были мягкими, влажными и умелыми. Правда, поцелуй длился всего мгновение, потом Долорес оттолкнула меня и нахмурилась.
— Ты не мой лорд. Кто ты?
Великий Хорд, так вот какие воспоминания не дают вам выйти на охоту. Любимая женщина и для короля – любимая женщина. Легко ли убить ее, даже ради всеобщего блага?
— Мое имя не имеет значения, миледи.
— Теперь я совсем уверена, что ты не Хорд, — усмехнулась женщина, плюхнувшись на кровать. – Он никогда меня так не называл. Неужели король нанял Дубля для грязной работы?
— Всегда любил умных женщин, — признался я, сев рядом с ней.
— Хочешь меня? – игриво улыбнулась Долорес, чуть задрав подол.
— Предпочитаю не мешать работу с личной жизнью.
— Эх… — Женщина растянулась на кровати, закинула руки за голову. – Скучный ты, Дубль.
— Можно вопрос?
— Валяй.
— Насколько ты грешна?
— Достаточно.
— Достаточно для чего?
— Для спасения этого мира, полагаю, — засмеялась Долорес, переворачиваясь на живот и перекрещивая ноги, открывая моему взору крепкие икры и тонкие, изящные лодыжки.
— Грешник способен спасти мир? – ухмыльнулся я. – Спорное заявление, как по мне.
Женщина несколько минут молчала, а потом тихо спросила:
— Зачем, по-твоему, рядом с Христом распяли бандитов?
— Чтобы показать, что любой может спастись.
— А что, если это не так? Что, если бандиты были частью плана по спасению? И без них Христос бы не справился?
— Интересное заявление для человека, живущего в мире, где жертвы приносятся вообще неизвестно кому, — признался я.
— Ты скучен, Дубль, — протянула Долорес, показательно зевнув. – Скучен-скучен. Иди, ты меня утомил.
Уже в дверях я не выдержал и спросил:
— Ты боишься?
— Нет.
— Почему? Ты же умрешь завтра.
— Ты так в этом уверен? – усмехнулась женщина. – Сначала попробуй меня поймать.

*  *  *

Приняв душ, я откупорил маленький сосуд с кровью Хорда, размазал ее по губам, пробуя на вкус королевское естество. Как и ожидал, продублировалось только его тело и астральный слой. Никаких четких воспоминаний.
Даже не знаю, чего было больше – простого человеческого любопытства или желания знать, чем же так приглянулась Хорду Долорес. Но я вспомнил ее поцелуй, распознал молекулы ее слюны и скопировал образ женщины. Несколько минут смотрел на ладную  фигуру, расчесывая пальцами темные волосы, а потом почувствовал, что что-то тут не так, образ был сформирован не до конца. Нырнул дальше по информационной составляющей ее ДНК и поднес к лицу тонкие пальцы, с кончиков которых срывались пучки света.

*  *  *

Во время завтрака помощники Хорда долго вводили меня в курс дела, наверно, подняв всю историю королевства. Я слушал их, снисходительно улыбаясь, пытаясь понять, как вообще Император терпит у себя под боком королька. Хотя, путь с Экзы был «заказан», даже местная элита могла поплатиться жизнью за покидание планеты, так что местечковый правитель имел право называться хоть богом.
— Сейчас Экзов осталось чуть больше сотни, их цикл длится около тысячи лет, — монотонно рассказывал Варт, первый из Приближенных. – Именно от них мы унаследовали этот обычай – раз в год приносить в жертву великого грешника.
— И сколько же здесь длится год? – поинтересовался я, разделывая ножом дичь.
— Порядка ста земных лет, — встрепенулся Варт. – Вроде бы. Мы еще ни разу не видели зимы, хвала небу. – Он воздел руки к потолку. – Говорят, их невозможно пережить.
— Местные говорят? – не удержался я. – Почему же вы не приносите в жертву их? Сколько человек живет на Экзе? Миллион? Два?
— Десять, — признался Приближенный. – Поначалу мы так и делали… Но скоро это перестало срабатывать.
— Неудивительно. Сколько вас и сколько их… Так в этом и заключается «высокий коэффициент», да?
— Да, — кивнул Варт. – Есть еще необъяснимое… но так, по мелочам.
— Хорошо. – Я отодвинул тарелку, встал. – Когда начнется охота?
— Через два часа. – Приближенный тоже поднялся из-за стола. – Вам угодно что-то еще?
— Нет.

*  *  *

Главные врата столицы были покрыты золотом, а может, и вообще состояли лишь из золота – Империя не брала налогов с этого мира, лишь ссылала сюда всякую дрянь. И это было окупаемо, полагаю.
Долорес стояла на самой границе, а горожане кидали в нее помоями. Я сидел на королевском коне, все в том же багровом костюме,  наблюдая, как протухшие яйца стекают по балахону грешницы, как с лица ее не сходит презрительная улыбка. Отличный спектакль, как и вчера. Хорд не знал тебя, как женщину, да? Он видел тебя совершенно в другом обличии. Говорят, ангела очень трудно убить, если хоть раз видел его. Я был настолько скучным Дублем, что профукал шанс переспать с высшим существом…
Грянули фанфары, Долорес выделили коня и меч, и она ускакала прочь от столицы, пытаясь скрыться от преследователей в местных лесах. Самый благородный и чистый должен был убить самую грешную, чтобы зима отступила, а люди могли и дальше влачить свое привычное существование.
Хорд по традиции выделил мне десять всадников, но предупредил, что ввозить добычу в столицу будет именно он. Люди везде – люди. Даже на другом конце галактики.
Всадники не осмелились сказать хоть слово против, когда через час охоты я попросил их спешиться и ждать дальнейших указаний. Сам же поскакал по следу Долорес, я очень хорошо распознавал его. Женщина ждала меня километров через пять, рядом с конем, предусмотрительно привязанным к низкому деревцу. Ходила из стороны в сторону, довольно умело поигрывая мечом.
— Жалеешь, Дубль? – спросила она, когда я спешился.
— Жалею, — признался я, тоже доставая оружие и примеряясь к противнице.
— Есть какие-то вопросы?
Она пошла вокруг меня, сделала пару простеньких выпадов, которые я легко отбил.
— Есть. Зачем вам это? Вам всем?
— Ну… — протянула Долорес, пожав плечами, – Экза является планетой высшего порядка. Экзы, как и люди, были захватчиками. И не очень разобрались в ее законах.
— В каких именно?
— Здесь причинно-следственные связи срабатывают быстро. Любой грех должен быть оплачен сразу. А вы, люди, как и Экзы, так не умеете. Вот и приходится нам иногда спускаться, забирать ваши грехи, чтобы вы могли жить дальше, чтобы лето не кончалось.
— А к чему весь этот цирк с великими грешниками? Почему вы держите в секрете, что король должен охотиться на ангела?
— Если человек узнает, что перед ним ангел, он начинает сбрасывать гораздо больше грязи. По привычке, видимо. А у нас и так дел достаточно.
— Но ты поцеловала меня. Ты позволила распознать твое ДНК. Ты хочешь, чтобы я положил конец этому миру? Я ведь видел тебя, я не смогу тебя убить.
— А я думала, Дубли лишены человеческих ценностей, — хмыкнула Долорес.
— Лишены, — кивнул я, наступая. – Мы похожи. Два высших существа, наделенные всевластием, но безвольные. Вот только тебя сдерживает воля Божественная…
— А тебя человеческая, — закончила Долорес, медленно отходя. – И что же говорит человеческая воля?
— Даже она говорит, что вечно на халяву не проживешь, — хмыкнул я, останавливаясь и опуская меч. – Хоть и очень хочется.
— Готов взять на себя такую ответственность? – игриво стрельнула глазами женщина.
— Нет. Но я никогда ни к чему не готовлюсь.
— Как и я, — улыбнулась Долорес, протягивая мне свой меч.

*  *  *
Светило заваливалось на левый бок, поджигало вершины скал, полыхало в городских окнах. Я смотрел на это, как на репетицию грядущего апокалипсиса. Хотя нет, будет наоборот – придет зима. Интересно, тут всегда такие закаты?
Они подъехали минут двадцать назад, всадники толпились во внутреннем дворике загородного поместья, а Хорд сидел в углу комнаты, молча буравил мою спину взглядом. Я смотрел в окно, пытался представить, как хлопья снега начнут покрывать городские улицы, но местных жителей мне совершенно не жаль. Дубли лишены жалости.
— Вы ведь не думали, что я действительно убью ангела?
— Догадывался, — процедил король. – Сколько у меня времени?
— Не знаю.
— Вы… можете хотя бы…
— Зачем?
— Мне не нужна паника.
— Хорошо, — кивнул я, принимая облик Долорес. – Насчет оплаты…
— Я заплачу вам по минимуму, — перебил Хорд, поднимаясь. – Вы не выполнили свою работу.
— Справедливо, — кивнул я, ложась на пол и замедляя все жизненные функции до предела.
*  *  *
Денег Хорда хватило лишь на обратный билет в эконом классе. Космолет был стареньким и подрагивал, отрываясь от взлетного поля. Уже и не помню, когда я последний раз летал на такой развалюхе.
Столица Экзы полыхала внизу салютами, горожане праздновали удачную охоту своего короля. Я отвернулся от иллюминатора и наткнулся взглядом на внимательные глаза соседки. Даже не слышал, как она села, а это могло означать только одно.
— Я первый раз не справился со своей работой, — признался девушке, прикидывая, сколько ей лет. Двадцать? Двадцать пять?
— Жалеешь? – знакомо улыбнулась она незнакомыми губами.
— Тебе на небо не пора, а?
— Пора, — призналась девушка. – Но Хорд не заплатил тебе, как должен был. Так что можешь задать мне любой самый важный вопрос. Обещаю, что отвечу.
Я думал несколько минут, выбирал, но почему-то задал тот вопрос, ответ на который не очень-то меня волновал:
— Ты думаешь, я поступил правильно?
— Я не имею права на собственное мнение, — пожала плечами девушка.
— Тогда скажи с точки зрения… Не знаю. Ваших законов.
— Ты подневольный, как и я. Высшее, подневольное существо. Но у тебя есть хоть небольшое право на собственный выбор. И ты им воспользовался.
— Не зря ли?
— Боишься возмездия? – засмеялась она. – Или думаешь, что если бы твое решение не укладывалось в общий план, ты никогда не смог бы реализовать его? Мне скучно думать о таком. Как я и говорила, ты скучный, Дубль. Скучный-скучный. И не задаешь мне нужных вопросов.
— Хорошо… спрошу еще кое-что. Зачем вы помогаете тем, кто ниже вас по развитию? Это общий план? Или альтруизм? – Я наклонился к собеседнице, так близко, что она даже чуть отодвинулась. – Или мы для вас – как грешники на кресте? Для чего-то нужны?
Она долго молчала, ни по дыханию, ни по глазам я не мог понять, каков будет ее ответ. И будет ли он вообще.
— Нужны, — процедила, наконец, и еще отодвинулась. – Но ты опять задаешь не тот вопрос. А мое терпение на исходе. Как и время.
Экза стремительно удалялась, космолет готовился к гипер-прыжку. А я сидел, смотрел в серые глаза и до безумия боялся задать действительно мучавший меня вопрос.
— Ну надо же, — рассмеялась девушка. – Дубли все же чего-то боятся.
— Думаю, и вы, ангелы, чего-то боитесь. Чем дорожите. Или о чем мечтаете.
Она прищурилась, несколько секунд разглядывала меня, а потом, видимо, решила больше меня не мучить.
— Ты избавишься от маячка, станешь полностью свободным. И никто больше не сможет тебя отследить. Причем очень скоро. Просто будь всегда начеку и рассматривай любую возможность.
— Ох, как по ангельски расплывчато… — начал я, но девушка резко поднялась и, махнув мне на прощание, пошла меж рядов.
Я проводил ее взглядом, посмотрел в иллюминатор. Космолет еще раз дрогнул, входя в гиперпространство, звезды размазались серебристыми линиями.
Я впервые не выполнил свою работу.
И впервые получил за нее такую высокую плату.

Александра  Крикова

Метки: , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий