Эос

Он увидел ее, когда зашел на закрытый двусторонний канал связи класса «Эос». Блажь, безусловно – ведь столько лет прошло. Более того – обычно, опустевшие линии самоуничтожаются через три-четыре года, освобождая место для новых, активно используемых каналов. Сеть постоянно перекраивала себя по заложенной в нее программе, но Сай, повинуясь какому-то глупому порыву, законсервировал свою линию.
Верил ли он, что Эрика пошлет ему весточку с того света? Конечно, нет. Ведь он-то знал – никакого «того света» не существует. После смерти ждет только смерть, варьируются лишь ее формы – забытье, рефлекторное функционирование зомби, вампиризм…
Несколько мимолетных прикосновений к голографическим схемным панелям, и перед его глазами вспыхнуло предупреждение: в закрытой системе «Эос» находятся два пользователя. Произвести синхронизацию?
Сначала, Сай не поверил и решил, что сеть дала сбой. Такое нередко случалось теперь, когда от всеобъемлющей мировой «паутины» связи остались жалкие ошметки, едва охватывающие центральную Европу – территорию, где еще теплилась жизнь. Но чем дольше он смотрел на мерцающую табличку, тем сильней ему хотелось проверить – кто ворвался в пространство, хранящее столько личных, даже интимных секретов?
Это была она. Сай подпрыгнул в кресле и едва не закричал, растеряв, казалось бы, въевшееся в его натуру холодное самообладание. Сомнений нет – это Эрика, такая, какой он ее помнил – живая, любопытная, большеглазая…Бормоча себе под нос, она неумело дотрагивалась до панелей компьютера и не догадывалась, что за каждым ее движением…Да что там – за каждым вдохом следит тот, кто оплакивал ее почти двадцать лет! И оплакивал – это мягко сказано, ведь только вкусивший жизнь, смерть и вечность мог скорбеть так, как скорбел он.
— Да что же это… — простонало изображение, и связь прервалась.
Через несколько дней, дав себе время все обдумать, Сай снова зашел на закрытый канал.
— Кто там? – настороженно спросила Эрика, привлеченная звуком ожившей сети.
Сай не знал, что сказать. Тогда он нажал на кнопку видеосвязи. Теперь, смертная могла видеть его, сидящего в своем высоком кресле, окруженного сверкающими шарами информации, схемными панелями, мониторами и мириадами функциональных кнопок.
На ее лице не вспыхнуло радости, страха или даже ненависти. Эрика была удивлена и не более.
— Кто ты? – спросила она все тем же недоуменным голосом.
— Ты не помнишь меня? – от долгого молчания, голос его страшно охрип.
— Нет. Что ты делаешь в «Эосе» мамы?
«Мамы…» отозвалось в сознании Сая. Все встало на свои места, но он не мог в это поверить и слишком резко подался вперед. Девушка так же резко отшатнулась и положила руку на кнопку разрыва связи.
— Подожди! – взмолился Сай.
Теперь он видел – да, это лицо знакомой ему женщины, и в то же время в нем было нечто чужое. Мордашка девчонки безусловно принадлежала молодой Эрике, но ее взгляд…Эти глаза он видел в зеркале тогда, когда все еще был жив, когда сердце билось, а в душе теплились цветные надежды. Это были его глаза.
— Кто ты? – голос девушки стал требовательным.
— Я не враг, это главное. Скажи, твоя мать – Эрика?
— Да, — она медленно убрала руку с командной панели, — меня зовут Алета.
— Алета, — повторил Сай, едва сдерживая дрожь в голосе, — знаешь, а ведь я твой отец.
***
Конунг вышел на просторный балкон своего дворца и задумчиво поглядел вдаль, туда, где простирались руины некогда величественного города – это все, что осталось от человеческой цивилизации. Небольшой лагерь в центральной Европе, окруженный целым миром, выкошенным в ходе бессмысленной битвы. Война между людьми, прикрывшимися синтетической плотью андроидов, и вампирами, унесла не только сотни тысяч жизней, но и перечеркнула надежду на светлое будущее, которое должно было остаться за человеческой расой. Впрочем, и за кровопийцами оно тоже не осталось – их удалось истребить. Во всяком случае, патрульные андроиды уже давно не находили следов вампирской жизнедеятельности.
От города остались руины, но и от его – конунга – семьи, тоже остались лишь жалкие остовы, внушающие скорей апатию, нежели стремление выстраивать жизнь заново. Любимая женщина, на которую он молился – Эрика, умерла, оставив после себя ребенка, ставшего болью и проклятьем владыки. В девочке, внешне – копии матери, было очень мало от человека. Алета сторонилась людей, люди сторонились Алеты, и большую часть своего времени уже повзрослевшая девушка проводила вдалеке от лагеря, где-то на городских руинах.
Иногда, конунгу казалось, что так даже лучше – чем дальше девочка от него, тем реже он будет вспоминать, что она такое. Но потом он понимал – это всего лишь очередной самообман. Он навсегда запомнит тот день, когда из утробы умирающей Эрики появилось это. Дитя, зачатое от мертвого семени вампира. Он запомнит, как маленькая Алета, в борьбе за собственную жизнь, убила мать. Как вместо того, чтобы заплакать, укусила священника, принимавшего роды, за палец, делясь своим проклятьем. Этот ужас будет преследовать конунга всю жизнь. До тех пор, пока его не поглотит пропитанная радиацией и усыпанная ошметками боевых машин земля.
Ситка, терпеливо дожидаясь конунга, курил, как будто в последний раз. Владыка не упрекал гостя, даже наоборот – позволил полакомиться из собственной коллекции редких, довоенных сигар.
— Какие новости?
— Жизнеутверждающие, — откликнулся Ситка, не вынимая сигары изо рта, — девочка по прежнему ни о чем не догадывается и сейчас планируется очередная операция. Мы чуть увеличим ее рост, внесем возрастные коррективы во внешность, так же слегка ухудшим зрение – исходя из анализов, она слишком много времени проводит за мониторами, а это негативно повлияло бы на любое органическое…
— Довольно, — скривился конунг, — я знаю – ты мастер своего дела и великий биоинженер, конструктор и еще черти что. Меня волнует другое — Ситка, она видит сны.
— Сны? – ученый нахмурился.
— Про кровь. Думаю, это ее природа дает о себе знать.
— Странно, — конструктор выдохнул струю дыма, — когда мы пересаживали ее мозг в первое синтетическое тело, были произведены все профилактические процедуры, вплоть до обнуления некоторых записей ДНК. Она должна функционировать как любой нормальный…
— Ей снится кровь! – крикнул конунг. – Она видит себя, пожирающей кровь! Сделай что-нибудь, или я лишу тебя всех привилегий, вплоть до права работать мелким лаборантом!
Ситка заговорил только тогда, когда докурил сигару.
— Я сделаю все, что в моих силах.
— Отлично, — вздохнул конунг, — не для того я превратил ее в киборга, чтобы она рано или поздно вспомнила о своей врожденной…клыкастой натуре. И еще, у меня появились кое какие подозрения…
***
— А как вы с ней познакомились? – спросила Алета, когда оправилась от удара. Девочка оказалась сильной. Прямо как мать.
— Мы встретились в Городе, — ответил Сай, жадно разглядывая лицо дочери.
— В Городе?!
— А что?
— Я тоже люблю лазать по руинам! В нашем лагере их боятся, говорят – это призраки прошлого, черные зубы войны. Но когда я прихожу на заброшенные улицы, когда слышу, как ветер шелестит осыпающейся листвой, или, как звенят капли в подвалах…Меня пробирает до костей чувством могущества.
— Утерянного могущества, — завороженно добавил он – некогда, Эрика говорила те же слова.
— Но как так случилось…, — Алета запнулась, — почему все так произошло?
— Вам не рассказывают? – удивился Сай.
— Рассказывают священники. Вот только я им не верю.
Сай грустно улыбнулся, вспоминая начало, знакомство со смертными, попытки сотрудничать…Он был там, когда его отец – глава клана Сальвадоре, синьор Фраучи, заключил мирный договор с мировым правительством человеков. Какое-то время, все было как в утопических рассказах писателей-романтиков. А потом, люди вторглись в закрытую вампирскую сеть «Эос». Хакеры взломали главные компьютеры, переняли управление андроидами, создателями которых были именно вампиры, и обратили детище против его нечеловеческого родителя. Последовала война двух развитых народов, в ходе которой в небо взмыло облако, до сих пор не дающее солнцу дотронуться до поверхности земли.
Он не сказал ей этого, понимая, что далеко не за этим девочка спрашивает. Она жаждет не истории, но надежды на будущее. А у Сая ее не было.
— Сейчас это уже неважно, — сказал он, ласково улыбнувшись разочарованному взгляду дочери, — сейчас главное…
Она так и не услышала, что именно хотел сказать отец – раздался голос.
— Алета, дитя! С кем ты разговариваешь?
— Я должна отключиться, — прошептала она, — встретимся сегодня вечером. Жди меня у Большого Купола!
Картинка погасла. Сай лишь успел заметить, как в комнату вошел высокий седой мужчина, а за ним семенил худощавый, тщедушный человечек, неистово дымящий сигарой.
***
Большим Куполом прозвали стадион, чудом сохранивший свои грандиозные формы. Металлический каркас когда-то охватывала стеклянная поверхность, но теперь это был исполинский скелет, хорошо различимый на фоне темного неба.
Сай впервые за долгое время покинул свое убежище. Он давно не находил достойной причины выходить за пределы бункера, где намеревался провести остатки вечности. У него было все – анонимный доступ к сети, несколько андроидов-шпионов на поверхности и лаборатория, где он выращивал синтетическую кровь. И сейчас, выбравшись на тусклый, но все же свет, ему показалось, что в глаза сыпанули песком. Вампир зажмурился, закрыл лицо руками и замер, привыкая к освещению.
Алета ждала у заваленного мусором входа на стадион, но Сай не торопился выходить к дочери. Ему снова показалось, что на ее месте – сама Эрика. Возможно, даже он ошибался, все эти годы считая смерть – конечным пунктом назначения?
Она вздрогнула, когда позади раздался горький смешок.
— О! – вырвалось у нее. Девушка непроизвольно отшатнулась.
— Испугалась? – спросил он, спускаясь по куче покорёженного металла.
— Нет…Но ты лучше не подходи.
Сай послушно остался на почтительном расстоянии.
-Так ты…хм, — Алета задумалась, и он отметил, что внешность девушки слегка изменилась. Кажется, кожа стала чуть пористей, скулы – острей, изгиб бровей круче. Да и глаза она теперь щурила, точно зрение внезапно ухудшилось.
— Да, — сказал Сай, — я вампир. И все это время я считал себя последним. Но теперь, нас уже двое.
— Двое? – девушка попыталась засмеяться, но улыбка быстро сошла с ее лица.
— Твоя мать умерла от того, что ты – вампир. Смертные женщины не могут репродуцировать представителей другой расы, — пояснил Сай, отлично понимая, что эти откровения принесут дочери боль. Но она имела право знать правду, так как конунг – он был уверен – девочке ничего не рассказывал.
— Но я не пью кровь, — заявила Алета.
Сай отметил про себя, что дочь, по крайней мере, не стала сходу отрицать своего вампирского происхождения. Это слегка обнадежило бессмертного, и он решил рассказать все, что знал.
— Это удивляет меня, — согласился он, — вероятно, произошел…сбой. Обычно, дети вампиров – мертворожденные. Но ты выжила. И ты не испытываешь жажды – это тоже необычно. Это чудо.
— Или – баг системы, — усмехнулась она, и вдруг ее лицо исказилось, — так вот почему все эти сны…
Она не успела договорить – в воздухе тихо загудело. Сай среагировал моментально. Там, где мгновение назад стоял он, что-то взорвалось. Из укрытий, отшвыривая маскировочные металлические сооружения, повыскакивали роботы-бойцы. В их руках были тяжелые, свитые из серебряных нитей, сети.
— Беги! – закричала Алета, пытаясь встать между Саем и одним из андроидов.
-Я устал скрываться, — только и успел сказать вампир, так как в следующую секунду пришлось отбиваться от двух настырных синтетиков. Руки первого трансформировались в длинные бритвенно-острые клинки, из ладоней второго выглянули дула огнеметов.
Саю было не впервой сражаться с роботами. Уверенным движением он ударил правого противника в район солнечного сплетения – панцирь под синтетической кожей треснул. Рука вампира быстро нащупала овитый резиновыми патрубками внутренний генератор. Резкое движение на себя, и «меченосец» упал замертво. Восстановлению не подлежит.
Второй робот успел поджечь одежду на Сае, но в это время Алета, схватив кусок арматурины, от души ударила обидчика своего бессмертного отца по затылку. Глазные яблоки синтетика выскочили из гнезд, и огнеметы пошли по воздуху, будто взбесившийся фейерверк. Вампир помог искусственному бойцу обрести вечный покой, свернув голову и разорвав жизненно-важные соединения. Оставшиеся роботы, воспользовавшись тем, что на них не обращали внимания, подкрались с двух сторон и попытались набросить на Сая сразу две сети. Поняв, что ему не сбежать, вампир по возможности нежно схватил дочь за локоть и обнажил клыки.
— Еще шаг, и я разорву ей горло, — крикнул он, чтобы роботы услышали, а затем добавил шепотом, — не бойся, Алета. Я не сделаю ничего дурного.
Девочка не ответила.
Из-за большой кучи мусора выскочила паучья капсула – подобие средства передвижения на восьми лапках.
— Я надеялся, — сказал голос, усиленный динамиками на корпусе капсулы, — что однажды мне доведется заглянуть тебе в глаза.
— Мы уже виделись, — коротко ответил Сай, краем глаза следя за двумя роботами в стороне. Подумать только – а ведь когда-то, они были лояльны народу вампиров!
— Да, — защитное стекло поднялось, и на землю спрыгнул сам конунг, — сколько лет назад это было?
— Я не слежу за временем.
— Ну конечно…Ведь у тебя его так много…Бессмертный лорд, свидетель заката цивилизации вампиров. Зря вы пришли в наш мир. А лично ты – зря пришел в жизнь мою. Ты украл ее у меня! Эрику! – конунг говорил с надрывом, и Саю стало ясно – эту ненависть человек вынашивал долго.
— Что было, то прошло, — Сай, напротив, был спокоен, — Эрику не вернуть. Лучше скажи, что ты сделал с Алетой?
— А что с ней? – наигранно удивился владыка людского лагеря.
— Почему она не чувствует жажды? Это противоречит законам…
— Чьим? – перебил конунг, — чьим законам? Твоим? Или Вселенским? Или ты опечален, потому что твоя маленькая доченька не кровососка? Не будь тебя, у нас с Эрикой родилась бы живая, настоящая дочь. Но вы, вы всегда считали себя вправе вмешиваться в жизни смертных, как будто вы – перст божий! Алета, девочка! Покажи своему папочке, как сильно ты его любишь!
Девушка шевельнулась. Только сейчас Сай понял – что-то не так…
Как же он мог так ошибиться? Как мог не распознать биение синтетического, резинового сердца вместо настоящего? Ответ прост – ему застлала глаза радость и внезапно вспыхнувшая надежда…
Алета вывернулась из рук отца. Ее глаза походили на две пустышки. Из ладони девушки выскользнуло нечто тонкое и вонзилось в грудь вампира. Сай упал и за считанные секунды превратился в кучку седого праха. Последним, что он сказал, было:
— Эрика…
***
Алета выключила видеоархив. Она не хотела вспоминать, как пришла в себя, пересиливая насильственную программу безумного Ситки, как напала на конунга и оставшихся двух роботов. Девушка так же не стала лишний раз напоминать себе, как рыдала у горстки праха, оплакивая как своего отца, так и саму себя, вдруг оставшуюся один на один со страшной правдой. Все это уже неважно. Все это было очень давно. Важно только то, что за ее спиной стоял новообращенный вампир-андроид, представитель нового поколения гибридов, во главе которого она встанет и которое закончит дело погибших с ее отцом чистокровных вампиров. И Алета не была уверена, найдется ли в новом мире место для людей.

Локи Сальери

Метки: , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.