Гроза

Дождь заливал лицо и холодным питоном вползал за шиворот. Но босоногого воина бросало в жар. От страха. Не за себя, а за маленькое беззащитное существо позади. Самое дорогое, что было у него и что напоминало о прошлой жизни.
Серебряные нити дождя плотным пологом скрывали все, что находилось всего в нескольких шагах. Сын молчал, хотя ему сейчас было не лучше. За долгие месяцы он уже привык вести себя тихо в заплечной перевязи отца. Сам воин опустил глаза долу, более не рассчитывая на зрение – сквозь ливень и мглу ничего нельзя было рассмотреть. Оставалось надеяться только на интуицию, которая за время, проведенное отцом и сыном на Мазане, не единожды спасала им жизнь.
Сначала были стрелы. Две. Били спереди и слева. Он ушел прыжком в сторону. Наличие стрелков у противника заставило его двигаться в рваном ритме, постоянно меняя направление. Благодаря этому и остальные выстрелы ушли в «молоко». Обстрел прекратился, но он продолжал движение в выбранной манере. Очень долго ничего не происходило. Воин лихорадочно соображал: «Почему же они не нападают? Подходят на дистанцию удара для рукопашной схватки? Выжидают момент, когда устану и остановлюсь? Может, отступили, решив сегодня не нападать?»
«Не терять бдительности, — приказал он себе. – Пока не увижу трупы врагов, опасность не миновала». И перестал думать — настолько, насколько мог это сделать. И стало легче. Как будто он выполнял очередной тренировочный бой с тенью. Но при этом не показывая всего, на что способен.
Они все же напали. Когда воин почти уже поверил в бескровное разрешение ситуации. Вспышка молнии осветила все вокруг, и за пеленой дождя он рассмотрел силуэты окруживших его врагов.
Три копья метнулись к нему с разных сторон. Одно метило в шею, второе — в ногу, последнее должно было пробить печень. Отец бросился навстречу третьему, упав на колени и невообразимо выгнувшись назад – так, что сын оказался у самой земли – и заскользил по мокрой грязи. К чести противника, последующего удара по ногам он избежал. Копейщик откатился в сторону, а вместо него воин встретил такого же мечника, как он сам. Тот обрушился на одиночку градом ударов – настоящих и ложных. Остальные не отставали, сделав натиск таким же плотным, как ливший с небес дождь. По их слаженности и личному мастерству каждого стало понятно, что это его последний бой.
Сражение длилось всего пару секунд, но за это время нападавшие и защищающийся успели совершить очень многое. Воин даже не понял, чья нога так удачно двинула его в челюсть. Удар совпал с раскатом грома, докатившегося после вспышки первой молнии. И оказался столь же оглушительным. Одиночка упал на землю, и перед ним, на затянутом тучами небе, вспыхнули и заплясали безумным хороводом яркие звезды. Хотя, воин не был уверен в том, что смотрел именно в небо.
Перед глазами не пролетела вся жизнь. Слишком мало времени для того, чтобы успеть просмотреть все. И ту жизнь, прошлую, кажущуюся теперь сказочной, и эту, нынешнюю. Но время все-таки растянулось, и память представила ему несколько наиболее ярких картин. Воин уже почти смирился с неотвратимой смертью, когда одна из «картинок» напомнила ему о самом главном. И эта мысль привела в чувство получше холодного дождя и собственного желания выжить. Позволить погибнуть своему ребенку вдали от дома, или того хуже – обречь сына на жизнь в горе и нищете, не зная своего рода и происхождения, отец не мог.
— АААААРГХ! – взревел одиночка, вскакивая на ноги и закручиваясь бешеным волчком.
Звезды снова спрятались за тучами. Вместо них перед глазами лил все тот же беспросветный ливень и мелькали едва различимые тени врагов. Босоногий воин выписывал мечом в потоке воды опасные узоры, заставляя противников держаться подальше, пока полностью не пришел в себя. Вернее в то, хорошо знакомое ему состояние, когда ни количество врагов, ни их мастерство, ни полученные раны не имели никакого значения.

Человек превращался в зверя.

Юрий Круглов

Метки: . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.