Кай

Робот следил за мной, потому как на окрик «эй, парень!» обернулся сразу, не смотря на то, что в комнате было полно народу.
-Поди-ка сюда, — поманил я, без стеснения разглядывая человекообразную машину.
-Да? – он вежливо наклонил голову, от чего каскад длинных черных волос упал на худощавое лицо.
-Как тебя зовут?
-Кай.
Я нахмурился. Первый раз робот не рассыпался в длинной цепочке цифр и букв модели.
-А изначально?
Настала его очередь хмуриться.
-Мое имя Кай, — повторил андроид, но тут его точно осенило, — или человек имеет ввиду серийный номер?
Я кивнул.
—34—67РО, — пояснил робот и тут же добавил, — но зовут меня – Кай.
Я усмехнулся. Конечно, кто кроме Кая может поселиться во дворце Снежной королевы?
-Как давно ты живешь в этом доме?
-Три месяца, четырнадцать дней, два часа и пятьдесят шесть минут.
—Что входило в твои обязанности?
Кай таинственно улыбнулся:
-Ответ подразумевает оглашение конфиденциальной информации.
Я знал, как устроен искусственный мозг роботов, в том числе и их «врожденную» склонность к полному подчинению людям. Но эта модель, видимо, была собрана на заказ и имела некие изменения в стандартном алгоритме мышления.
-Тогда, — я не стал вносить смуту в хрупкую систему ценностей андроида, — расскажи то, что можешь.
Кай снова улыбнулся, обнажая длинные глазные зубы.
-Я следил за домом, — начал перечислять он, — готовил еду, поддерживал порядок в виртуальном пространстве леди Анны, отвечал на электронные письма, встречал ее гостей, кормил кошку…
При этих словах, мимо прошмыгнул какой-то светлый ком шерсти и метнулся к обнесенной желтой лентой постели.
-Держите кошака! – крикнул один из криминалистов, но было поздно.
Дико шипя и прижимая пушистые уши, кот сел рядом с трупом Анны Далль и бесстрашно встал на защиту тела хозяйки. Судмедэксперт Франк, уже приготовившийся к проведению местной экспертизы, пораженно застыл на месте.
-Забери животное, — приказал я. На что Кай удивленно вскинул тонкие брови, но поручение выполнил.
-Герда, девочка, иди ко мне!
Животное нехотя спрыгнуло на пол и вжалось в ноги андроида. Тот взял перепуганную кошку и унес на кухню, где и закрыл, от греха подальше. А мне не терпелось продолжить расспросы. Ведь кто как не личный помощник с таинственными обязанностями мог рассказать о последних часах жизни жертвы?
Андроид вернулся, и я снова подивился странному вкусу Анны. Слишком бледный, с заостренными скулами и шрамом, пересекающим лицо, Кай далеко не походил на своего сказочного тёзку. Он, в самом деле, смахивал на хищника и клыки, которые актрисса невесть зачем установила на своего робота, были как нельзя к месту.
-Расскажи, — приказал я, — что хозяйка делала в день до убийства?
Кай снова удивленно глянул на меня.
-Хозяйка? У меня нет хозяев.
-То есть как? – не понял я.
-В моей оценочной шкале нет иерархического значения «хозяин» или «хозяйка», — и добавил, посмотрев на меня почти с издевкой, — я не слуга.
-Тогда, кем ты считаешь…Считал, Анну Далль?
-Леди.
Да уж, мудреные у этого субъекта мозги. Придется нелегко, ведь на курсе криминалистов проходят устройство только стандартного алгоритма мышления. Последний закон, принятый под давлением взяток, позволяет клиентам корпорации «Dolls&Souls» лично и без ограничений разрабатывать модель поведения комплектуемых роботов, вплоть до тональности храпа. Благо, исключать из сознания машин три основных закона роботехники все же не дозволялось.
-Хорошо, — согласился я, решив пока не ломать психику Кая, — как твоя леди провела последний день своей жизни?
Робот кивнул и повернулся ко мне боком. От синтетической плоти на виске отслоился квадратик, размером с ноготь мизинца, обнажа крошечный разъем, куда я вставил не менее крошечный ридер. Через секунду, на мой наладонник скопировались те данные, которыми Кай соизволил поделиться.
Исходя из увиденного, леди Далль, вернувшись с генрепетиции спектакля «Снежная королевна», где играла главную роль, приняла душ и уехала на встречу с таинственным Джоном Эскером, личностью мифической, так как в регистре населения его не нашлось. Придя домой, женщина поужинала, приняла душ и спешно погрузилась в личное виртуальное пространство. Далее видеоархив обрывался, и я удивленно посмотрел на Кая.
-А дальше?
-Информация отсутствует.
-Как отсутствует?
-Данные зачищены, — просто пояснил робот.
-Как такое возможно? Кто еще имеет доступ к пульту управления?
-Никто.
-Тогда, как архив может пустовать?
Робот смотрел на меня спокойными черными глазами и явно не намеревался отвечать. Но времени на разборки с искусственным мальчишкой не было – меня подозвал Франк.
-Гляди, — кивнул эксперт на лоб женщины, в котором красовалась аккуратненько просверленная дырка, — след от миниатюрного штопора. Знаешь, те, которыми открывают новую тару с горлышком в медицинский шприц?
Я поморщился.
-Кому могла помешать безобидная актрисса?
-Да кому угодно, — подал голос один из оперативников, — от сумасшедших фанатов, до не менее чокнутых конкурентов.
-На грани спектакля, — тихо сказал я, — а ведь у нас с женой были билеты…

***

Менеджер «Dolls&Souls» с неподдельным сочувствием выслушал вести о трагичной смерти Анны Далль, посетовав на то, что кредит, в счет которого взят Кай, остался не выплачен.
-Можно ли восстановить удаленный архив? – я сразу перешел к делу.
-Зависит от модели. Кай, к сожалению, относиться к тем, чей мозг не выдержит вмешательства.
-То есть..?
-То есть, вся информация будет немедленно удалена со всех накопителей, а сам робот пойдет в утилизацию, так как все жизненно важные соединения будут сожжены в процессе экстренной очистки архивов. Это сделано для того, чтобы недоброжелатели не могли полакомиться конфиденциальной информацией хозяина робота. Универсальный код, позволяющий безвредно вторгаться в голову андроида, имеется только у самого владельца, который мы рекомендуем не фиксировать на стороне.
Вариант стирания памяти окончательно меня далеко не устроил.
-Значит, следствие не сможет получить удаленной информации?
-Думаю, да.
-Думаете?
-Видите ли…Кай может лгать.
Вот это новость.
-Я думал, роботы обязаны повиноваться человеку? Разве не в этом один из трех…
-Основных законов роботехники, — менеджер закончил за меня и улыбнулся, — да, вы правы. Но надо понимать – Кай, это экспериментальная версия, единственный в своем роде…механический человек. Не возьмусь утверждать, что у него есть душа. Но алгоритм мышления настолько многослоен, что по своей сложности не уступает человеческому. Встроенный процессор позволяет андроиду проводить постоянное обновление системы, и…
-Не будем вдаваться в подробности, — перебил я, — суть в том, что проверить истинность слов этого вашего эксклюзива, не расплавив синтетических мозгов, никто не сможет?
-Именно так.
-И зачем такой андроид-лгун?
-Личный заказ Леди Далль.
-Я оставлю робота себе,— после раздумий, сказал я, — до окончания следствия.
-Да, — кивнул менеджер, — думаю, руководство одобрит такой вариант. Мы будем рады, если наш 34—67 поможет вам.
-Кай назвался 34—67РО? – полюбопытствовал я.
-Последние две буквы – аббревиатура, означающая характер модели.
-И что значит «РО»?
—«Романтичный охотник» — улыбнулся менеджер.
Я не стал уточнять, какие именно функции, кроме всего прочего, запрограммированы в Кае. Догадаться не сложно.

***

А ведь ее не зря называли Снежной королевой, по имени главной роли, принесшей наибольший успех. Актрисса Анна Далль была красивой, холодной женщиной. Вероятно, слишком умной, что позволяло затмевать более молодых и эпатажных лицедеек. Блистая с экранов телевидения и сцен лучших театров мира, она, тем не менее, оставалась одинока в своем ледяном дворце. Вероятно, поэтому ей и понадобился Кай?
Менеджер не соврал – 34—67РО был удивительным роботом. На время следствия я поселил его в примыкающей к рабочему офису комнатке, где андроид уютно расположился на мягкой кушетке у окна. Мы подолгу беседовали, и в ходе разговора я постоянно пытался нащупать слабое место мышления Кая. Ведь я точно знал – у каждой машины есть такое слабое место. Но со временем, знание это перерастало в неловкую, ущербную надежду.
-Знал ли ты, — спросил я, бросив на стол наладонник, — что твоя леди была двойным агентом?
Кай удивленно склонил голову.
-Ты ведь заведовал ее личным виртуальным пространством, — заметил я, — и должен был иметь доступ к личным данным хозяйки…то есть, леди.
-Я не заглядывал туда, куда не должен был, — просто ответил робот.
-А любопытство не разбирало?
Андроид только улыбнулся и почти по человечьи пожал плечами.
-Попытайся я залезть в закрытые паролем файлы, леди Анна сразу узнала бы о моей…диверсии.
-Хочешь сказать, что не мог обхитрить женщину? – переспросил я. Раз уж мы играем в двух хомо сапиенсов, то уж по всем правилам.
-Она была очень умной женщиной, — ответил робот.
Я продолжил.
-Нам не удалось узнать практически ничего из того, чем занималась Далль. Откуда брала информацию и кому передавала, кто ее прикрывал и на кого она работала изначально. Все следы уничтожены, информационный канал разорван и по оставшимся ошметкам следствию не выйти на источник.  Достоверно известно только то, что у Анны имелось несколько паспортных чипов, она трижды вылетала из страны под плотным прикрытием, а в ее компьютере были обнаружены следы проникновения в государственные закрытые архивы.
Кай покачал головой:
-При мне она страну не покидала.
-Последний вылет – четыре месяца назад.
Робот кивнул:
-Тонко сработано?
-Еще как. Нам дали понять – дамочке просверлили «третий глаз» не из ревности или зависти. Преступник ликвидировал угрозу, жука в системе. Но вот чем именно занимался жук – это уже не наше дело. Если я, конечно же, правильно истолковал оставленные убийцей знаки.
Я отчаянно пытался спровоцировать робота, заставить говорить. Или убедиться в том, что он, в самом деле, ничего не знает. Впервые столкнувшись с андроидом, способным лгать и мыслить, схоже с человеком, я не мог быть уверен ни в чем. Кай, точно зная об этом, был спокоен и не выдавал себя ни одним лишним словом. Наоборот – он помогал мне, даже несколько раз согласился провести для следствия анализ, исходя из имеющихся у него данных об Анне. Поскольку я не являлся для него авторитетом, способным приказывать, эту услугу приходилось считать за милость и быть благодарным.
-Мне грустно осознавать то, что она вела двойную жизнь, — сказал он, и, встретив мой удивленный взгляд, пояснил, — я запрограммирован на имитацию грусти.
-И чем состояние грусти отличается от обычного состояния? – я не смог удержаться от вопроса.
-Когда я удручен, моя внутренняя активность падает на пятьдесят процентов, теряется мотивация к некоторым действиям.
-Например?
-Например, к долгим беседам.
Порой я начинал забывать, что Кай – робот. Менеджер, и правда, не наврал.
-Но если провести анализ озвученной вами информации, — продолжил он, — то убийца просто пытался предотвратить конфликт между странами.
-То есть? – не сразу понял я.
-Он уничтожил канал утечки информации, не выдав при этом заинтересованных сторон. Вам некого винить и некому предъявлять претензии. Мир сохранен. Пока.
-Пока, — задумчиво повторил я, пытаясь открыть принесенную сотрудником бутылочку вина. Новая форма тары исключала использование старых добрых методов проталкивания пробки или откупоривания простым штопором. Сжалившись, Кай протянул руку. Я согласно отдал ему бутылку.
Палец робота распался на дольки, обнажая металлическую начинку синтетического тела. Я увидел прочную хромированную кость, тончайшие нити проводов, переплетения каких-то трубок, толщиной едва ли с волос. Что-то щелкнуло, и от сверкающей полированной поверхности пальца отделился продолговатый «штырь» с резьбой – встроенный набор инструментов, понял я. Одно движение, и Кай прорезал твердую синтетическую пробку, точно масло. Стало ясно – такой инструмент и кость пробьет, не заметив.
Точно завороженный я смотрел на то, как длинный штопор врос в кость и исчез, будто его и не было. Палец андроида вернулся в исходное состояние. Кай протянул мне бутылку и улыбнулся. А потом я вспомнил про четвертый, нулевой закон роботехники, и все встало на свои места.

Локи Сальери

Метки: , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.