Оборотень

— Ммммдааа, капец, — протянул Бивень.
Сказано было тихо, со знанием дела и главное – по существу.
— Полный, — поразмыслив, согласился заказчик.
Мямля, в свою очередь, молча кивнул, ибо добавить было нечего. Впрочем, в темноте гаража его жест прошёл незамеченным.
Однако тьма была далеко не главным неудобством. А вот ароматы масел и бензина, не выветрившиеся даже спустя столько лет, вызывали жуткую мигрень и желание поскорее выбраться на свежий воздух, чего по определённым причинам делать было нельзя.
Бивень включил мобильник. Тусклая подсветка старой «Нокии» для привыкших к мраку глаз казалась полицейским прожектором.
— Смотри-ка. «Свистелка» все фонари да «дашки» похерила, а эта цацка ещё пашет… На века… Да чё ты? — сталкер отвлёкся от размышлений и посмотрел на заказчика, — сядь пока, отдохни. Пацаны сейчас разберутся…
— Да зачем садиться? Тут стоишь – отдыхаешь…
Гараж сотряс сильный удар. Мужики, не сговариваясь, навалились на двери всем весом. Сотовый в суматохе уронили дисплеем вниз, и в помещении вновь воцарилась тьма. Навязчивый визитёр продолжал «стучать», норовя отбросить людей от дверей. Инструменты, ранее лежавшие на стеллажах, валились на пол, и грохот в закрытой металлической коробке стоял поистине оглушительный.
То ли убедившись, что до людей не добраться, то ли и в самом деле поверив, что в теремочке никто не живёт, непрошенный гость успокоился.
Мужики замерли, стараясь дышать как можно тише, и то через раз.
— Ну и силища, — через несколько минут решился прошептать заказчик, — крепления аж дрожали.
— Оголодал, падла, — Бивень поднял мобильник и вновь включил подсветку.
— А-а-а р-р-р-ебята г-г-де? – в свойственной ему манере спросил Мямля.
— Думаю, капут им, – тут же предположил заказчик.
Когда мутант заявил о своём присутствии, Кощей и Раз-Два, намеренно стреляя во все стороны, отделились, надеясь, что монстр последует за ними и не проявит интереса к остальным, особенно к заказчику. Но монстр, поначалу действительно клюнувший на шум, вскоре передумал и побежал за куском пожирнее, загнав сталкеров в металлическую коробку.
— Слушай, начальник, — Бивень даже в такой, казалось бы, нерасполагающей ситуации умудрялся думать о деньгах, — если пацаны, того… Того, может, их долю нам, а?
— Нет, — отрезал заказчик, — строго фиксировано, как…
Вдарили с такой силой, что прижимавшийся к дверям наниматель грохнулся на пол.
– Нашёл, мля, о чём думать!!!
Монстр явно разошёлся и передыху себе не давал, ударяя по дверям без остановки. Бивень и Мямля переглянулись при зеленоватом свете телефона, подняли заказчика, оттащили его в угол и торжественно вручили импровизированный фонарик, после чего приготовили оружие и нацелились на дверь. Каждый удар заставлял их внутренне вздрагивать. Ствол в руках Мямли ходил ходуном, выписывая в воздухе восьмёрки. Было видно, что он вспотел, как после хорошей финской бани. Бивень же обильным потоотделением похвастаться не мог, да и оружие держал ровно. Вот только лицо его как-то неестественно побелело.
На улице прогремело подряд три громких хлопка. После чего наступила тишина.
Сталкеры облегчённо вздохнули, но попытку клиента вскричать «Ура!» прервали быстро и решительно.
Снаружи постучали.
— Тук-тук, кто в теремочке живёт!
— Р-Раз-Два, т-ты, что ли?
— Нет, млять, апостол Пётр, хотел одолжить ключ от рая девять на двенадцать!
Мужики вытащили задвижку и буквально вывалились наружу, навстречу свету и чистому воздуху – тому, от чего за полчаса заточения уже успели отвыкнуть.
— Тааак, — подвёл итог Раз-Два, нависая над кучей-малой, — кровосос – одна штука, потерь среди личного состава нет, денежный мешок цел.
— Приятно, когда тебя ценят как личность, — проворчал заказчик, вставая и отряхиваясь.
— Любовь и уважение, — подняв палец к небу, проникновенно продекламировал Раз-Два.
— У сосыча, видать, совсем с голодухи крышу снесло, — Кощей пнул тело, у которого на месте головы было красное месиво, — так к вам рвался, что за тылами вообще не следил. А у нас, когда физкультурой занимаешься, жопу лучше не подставлять…
— Классные вы ребята, я смотрю, — пробормотал заказчик, протирая очки, — душевные.
Через пять минут, перекурив, отряд в лице четырёх сталкеров-сопровождающих и их нанимателя продолжил путь. Настроение в группе было приподнятое. Столкнуться с чернобыльским вампиром и выйти из схватки без потерь – редкая удача. Наниматель смеялся и шутил вместе со всеми, но это было ни чем иным как актёрством. Ведь финансов-то у него было не так-то уж много, как он утверждал. Но компания была нужна просто позарез, так что… Что такого в том, чтобы чуточку приврать? Вот если бы, например, мутант укокошил парочку, гонорара аккурат бы хватило на выживших… А так он рисковал по окончанию рейса, когда карты будут раскрыты, словить вполне себе чекистский выстрел в лоб.
Жестокое время, жестокое место, жесткие нравы. Жестокие, но порой справедливые.

Записано дословно со слов Раз-Два:
Ну что о нём поведать? Не прям уж такой дрыщ, как Кощей, ну… Худой, в общем. На вид – чуть помладше меня будет, двадцать четыре там, двадцать пять, ну не больше. Цацки у него на шее были, ожерелья разные, ща припомню… Три штуки, ага. Камушки на них висели разноцветные, зубы зверушек каких-то тоже встречались, но это реже. Волосы чёрные, длинные, в «конский хвост» собранные. Очки в комплекте. Есть морду в общем брать – интеллигент. Не настолько прям интеллигентная, чтоб каждому встречному хотелось по роже съездить, а так — в меру, но заметно. Не сотрёшь такое.
Работа — это вообще кора: дедуля его, видите ли, перед эвакуацией рыжьё припрятал, а внуку прокололся только давеча, после пятой бутылки и третьего закусона. Помогите, люди добрые, до места дойти, нагрузиться, до границы донести, а там я вам уже кэшем всё возмещу.
Зашибись работа, согласись?

— А вот это, дети, называется «Лифт», — наставительно изрёк Раз-Два, сложив руки на груди.
Он стоял в дверном проёме кабинета заброшенного завода, наблюдая жутковатую, но в чём-то даже забавную картину: в потолке пробита круглая дыра, сквозь которую видно помещение этажом выше, и посередине вверх тормашками висят заказчик и Кощей, дрыгая руками и ногами в попытках вырваться из гравитационной ловушки.
— Обнаруживается по ряду признаков, среди которых есть один универсальный: если ты видишь, что где-то в архитектуре наблюдается идеально круглый, будто по циркулю прочерченный изъян…
— Я… Я случайно… — пробормотал красный то ли от стыда, то ли от прилившей к голове крови наниматель.
Раз-Два выглянул в коридор и прокричал: — Бивень, бегом сюда, телом работать будешь! Ладно, про клиента я молчу, но ты-то, Кощей…
— Я его вытащить пытался, — ответил сталкер, мрачный, как туча. Пикантности ситуации добавляло то, что Кощей, блондин с коротко стрижеными волосами, с лицом, по-подростковому усыпанному угрями, получивший прозвище благодаря худобе, явно был самым лёгким из всех пятерых.
— Блядский цирк, — сплюнул Раз-Два.

Заночевали на чердаке того же завода. Когда ночная тьма рассеялась и наступило утро, Мямля увидел во дворе припаркованный «УАЗ». Вчера его ещё не было.
— Разве по Зоне можно разъезжать? – спросил заказчик.
— При наличии мощных «дашок», теоретически — да, — ответил Мамонт, не отрываясь от окуляров, — на практике геморрой скорее. С одним бензином сексу сколько. Да и игрушки электронные не панацея…
— К-к-то з-звук д-двигателя слышал? – прервал лекцию Мямля.
Все переглянулись и покачали головами.
— То есть либо кто-то громко храпел, либо кто-то дрых на посту, либо одно из трёх, — подвёл итог Раз-Два, — в любом случае валить надо.
— Может, таки отдадите мне оружие? – в очередной раз решил напомнить клиент. Его “Беретту” Мамонт конфисковал в самом начале похода, аргументировав тем, что “будешь только без дела шмалять, знаем мы вас, непуганых, и вообще девятым калибром тут разве что ворон шугать”.
— Перебьёшся, — отказал Кость, — у тебя вон амулетики есть.
Клиент бросил на него глубоко оскорблённый взгляд, но ничего не сказал.
Когда они спустились вниз и вышли во двор, УАЗика уже не оказалось. Как автомобиль мог завестись и уехать бесшумно – непонятно. Состоялась вполне себе Гоголевская немая сцена.
— М-м-мистика какая-то…
— Н-н-е д-дразнись…
— «Кристина», — изрёк Кость, но поскольку он один был такой начитанный, юмора никто не понял.
Заказчик вцепился в свои ожерелья, будто они могли даровать ему защиту от всех опасностей Зоны.
«Проняло», — с удовлетворением подумал Мамонт, глядя на тщетно пытающего скрыть своё беспокойство заказчика, — «да, давно уже пора».
Следует признать, что клиент попался не из робкого десятка. Любой бы уже успел сто раз в панику удариться: и когда на хвост им засела особо борзая семейка свиней, и когда пришлось побегать от кровососа, и когда оказалось, что приборы у всех четырёх сталкеров устроили заговор и заманили группу в самую гущу ловушек. Но заказчик держался молодцом.
А сейчас впервые можно было заметить, что ему по-настоящему страшно.

— Это б-была п-плоха идея.
— Поздняк метаться, мы уже там, — ответил Бивень.
— И т-тем не мень, — упрямствовал Мямля.
Они все, включая заказчика, залегли на возвышенности, откуда открывался вид на небольшой городок.
— Это город прииизрак, это город тенееей, и в нём тысячи лееет не рождалось детеееей, — пропел себе под нос Кощей.
— Чего?!
— Да так, навеяло…
Его отрядили следить за тылами, пока другие члены группы, приложившись к окулярам, рассматривали населённый пункт.
Как понял клиент из переругиваний сопровождающих, после “пятничного Выброса” об обстановке в этих местах было известно только то, что “жопы, по идее, быть не должно”. Когда же сталкеры добрались до этого участка карты, то выяснилось, что “аномалий как у Кощея прыщей”. А так как “дашки накрылись”, то сталкеры решили, как истинные герои, идти в обход. Вопрос только в том, длинным путём или коротким. Путём спонтанной дискуссии с привлечением изысканных комплиментов, тонких оскорблений и витиеватых описаний текущей ситуации и открывающихся перспектив выбор пал на короткий путь, приходившийся как раз на тот самый городок, перед которым сталкеры испытывали очевидный мандраж. Что примечательно, от попыток заказчика как-то вмешаться в обсуждение сталкеры лишь отмахивались: “Не мешай взрослым дядям разговоры разговаривать”.

Городок на поверку оказался пустым, и заказчику было решительно непонятно, почему сталкеры предельно на взводе. Даже пистолет вернули, взяв клятвенное обещание без команды не стрелять. Недоумение рассеялось, когда на них напали какие-то люди, когда Бивень, отходивший с клиентом подальше от места схватки, вдруг ни с того ни сего хрюкнул и ничком пал на асфальт, и клиент остался один на один с враждебным городом.
Выход один: бежать.
Бежать хотелось не останавливаясь. Но он вовремя сумел взять себя в руки и, затормозив перед поворотом, прижался к стене и, вцепившись в оружие, аккуратно выглянул из-за угла.
Он увидел Кощея, так же как он прижавшегося к стене и выглядывающего в окно. Вздохнув с облегчением, заказчик вышел из укрытия.
— Кощей, — сказал он тихо, — свои.
Кощей кивнул.
Заказчик, стараясь ступать как можно тише – враг-то где-то рядом! – приблизился к Кощею. Последний застыл, будто статуя, что-то сосредоточенно высматривая за окном.
— Ну, что там? – ещё тише спросил заказчик, кладя сталкеру руку на плечо…
Он сам не понял, что произошло. Он помнил сильнейший и болезненный удар, отправивший его в полёт, помнил жесткое, выбивающее дух приземление на спину, помнил, как в глазах потемнело от боли. Хотелось лежать и не двигаться, но он, превозмогая боль, приподнял голову и сквозь затмевающий взор туман увидел, как Кощей идёт к нему. Где-то рядом загрохотали сапоги, над головой громко выругались, Кость как-то скрючился, меняя очертания, запрыгнул на потолок. Где-то над головой заказчика загрохотал автомат, но Кощей, перепрыгивая со стен на потолок и обратно, с потрясающей воображение скоростью преодолел коридор и скрылся за поворотом. Не верилось, что живое существо может передвигаться так быстро.
— Шустрый, сука, — прошипел Раз-Два, — резкий, что понос… Ну, давай, вставай, чего разлёгся.
— Ч-ч-ч-то… Что это с ним за…
— Что-то. Сдох.
— Т-ты… П-п-попал?
— Да хрен там, — проворчал Раз-Два, — в него попадёшь, прыгуна такого…
Поймав взгляд пребывающего в глубокой фрустрации заказчика, Раз-Два недовольно цикнул и снизошёл до объяснений:
— Кощеюшка наш родной под лестницей валяется. А это, — он кивнул в сторону пустого коридора, — убивец его. Оборотень.
— ЧЕГО?!
— Ну, или морф, как его научники называют. Ну это всё на уровне слухов, мало кто верит… Я вот – не верил… Что якобы есть такая тварь, что морфируется, или мимикрирует там, чёрт его знает, как называется… Ну, типа как тумбочка и тумбочка, ты проходишь мимо, и тут тебе как ррраз по затылку… Есть ещё версия, что оборотни облик убитых ими мутантов принимать могут. Схема схожая: принимают зверушки оборотня за своего, подходят поближе и… — Раз-Два пошевелил пальцами, подбирая слово, — в общем. Только о том, что эти гады могут ещё и людьми оборачиваться, что-то никто не говорил…

Поредевший отряд, выбравшись из негостеприимного города, остановился на ночлег на хуторе. Сколько их таких, заброшенных, по всей Зоне? Едва ли кто считал…
Пока Мямля возился с ужином, заказчик присоединился к Раз-Два, вышедшему на крыльцо покурить.
— Что это были за люди? Там, в городе?
— А тебя колышет? – выпустив струю дыма, спросил Раз-Два.
— Тебя не интересует, кто убил твоих друзей?
— Слушай, моралист, — сталкер щелком пальцев отправил бычок прочь, — я уже стольких знакомых пережил, что проливать слёзы по каждому уже как-то несолидно. Вот если Мямлю укокошат – буду рыдать, как побитая шлюха.
— Люди странные, — задумчиво произнёс заказчик.
— Ой, завянь, — Раз-Два махнул рукой, будто отгоняя назойливую муху, — тошнит уже от подобных разговоров. Что, кто-то не знает, что среди людей дохрена пидарасов? Тоже мне, млять, открытие. Нахрена одну и ту же волынку каждый раз заводить? Достало, ей-богу, достало… Ладно, пойду жрать. Завтра с утречка уже будем у цели. Будут убивать – кричи.
— Погоди, — заказчик положил сталкеру руку на плечо, — спасибо за то, что всё это время… Ну, спасали…
— Да фигня вопрос, — ответил обалдевший от такого проявления чувств Раз-Два, — только я не тебя, а свой бюджет оберегал…

— Т-ты е-его одного оставил? – не поверил Мямля.
— А что такого? — Раз-Два сел по-турецки, подвинул к себе банку тушёнки и риторически спросил, — думаешь, сбежит?

Он бежал сквозь лес, подгоняемый ночным ветром. Перепрыгивал через овраги, перемахивал поваленные деревья, прорывался через буреломы с такой лёгкостью, будто у него за спиной были крылья. Когда на его пути стали встречаться мутанты, он не стал тратить на них время и силы, а просто набрал высоту, перепрыгивая с ветки на ветку.
Он спешил. И наконец, листва расступилась, явив его взору хутор деда.
Заказчик приземлился. Из дома навстречу ему вышел «Кощей».
«Кощей» дважды намекал брату отступить, но тот предпочитал не понимать намёков. Они долго смотрели друг на друга, постепенно сбрасывая людские личины и принимая свой истинный облик. Спор о наследстве требовал решения.

Заказчик исчез, оставив после себя пожитки. Обнаружив пропажу клиента, сталкеры, прикинув риск, не ринулись в погоню среди ночи, хотя мат ещё долго звучал в ночной тиши. Мямля подошёл к брошенным манаткам и поднял книжку в непрозрачной обложке, которой на привалах зачитывался заказчик. Открыв первую страницу, он прочитал:
— Виктор П-Пелевин. Священная книга оборотня…
Когда утром они дошли до отмеченного заказчиком места, то вместо хутора обнаружили лишь развалины.

Антон Головко

Метки: , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.