Парк аттракционов

— Папа, ведь ты давно обещал сводить нас в Парк аттракционов!
Глава семейства оглядел всех домочадцев и протяжно вздохнул. Вот приспичило же им вспомнить об этом именно сегодня! А он уже договорился с друзьями — осуществить вылазку на природу и поохотиться всласть… Похоже на то, что задуманным планам не суждено сбыться… Но всё же совершил слабую попытку – сослаться на занятость, и понял, что в данный момент ничего не выйдет, поскольку едва собрался сказать нечто высокопарное и значимое, как в срочном порядке был остановлен убийственной тирадой жены:
— Ну, вот опять! Сколько раз тебе повторять, что детям требуется твоё внимание, как отца! Даже перед самым Новым годом ты не в состоянии – устроить потомству настоящий праздник… И зачем только я вышла за тебя, идиота?.. А ведь мама мне неоднократно говорила, что есть и получше…
Не успев произнести и звука, хозяин пристыжено посмотрел на взъевшуюся супругу и закрыл широкую варежку рта. Всякое желание, показать свою значимость в деле процветания семейного благосостояния, исчезло без следа. Потупившись, он вновь горестно вздохнул, пожал плечами и удручённо произнёс:
— Да нет её давно… Матери твоей. Но я всегда буду помнить Твою мать! Я лишь хотел придать праздничному столу изысканности… Эх! Собирайтесь…
Что тут началось! Радостные крики детворы, хаос и бедлам, творящиеся вокруг. Казалось, что вещи никогда не найдут больше себе места, настолько стремительно они вращались вокруг обречённого отца. Да… Быстро детишки учатся жизни, а ещё быстрее набираются опыта. Акселерация, чтоб ей пусто было… Махнув безнадёжно рукой, он отправился надевать новые джинсы. Обидно, что приятели теперь отправятся на охоту без него. Ведь засмеют потом. Скажут: «Подкаблучник». Но деваться некуда, он же обещал, а значит, должен показать личный пример: ответить за слова.
С улицы раздался свист, а в окно влетел увесистый кусок кирпича. Ударившись о стену, он раскололся на несколько частей и, подняв в воздух клубы пыли, рассыпался на полу. Не понимая, в чём дело, хозяин осторожно выглянул наружу и сразу отпрянул обратно. У самого виска просвистел очередной строительный предмет, повторив «подвиг» предшественника. «Вот же обормот! И как теперь ему объяснить, что у меня другие планы? Семейные»… — помахав в предупреждении перед окном рукой, он снова выглянул наружу и расхохотался во весь голос.
Внизу, облепленный собственным потомством, в привычном плаще с большим глубоким капюшоном стоял сосед Борька. А недалеко от него с не менее глупым видом нетерпеливо топтался Колян в окружении шустрых отростков-присосков. Тьфу, ты, — отпрысков. Вот, в чём дело! Не иначе, как соседки сговорились, решив заставить супругов — совместно сводить детей в Парк аттракционов. Да… Будет веселуха!
— Да погодьте, Вы! Раскидались здесь каменюками… Можно было и просто свистнуть. Я сейчас, наряжусь только. Охотнички, блин…
С улицы раздался дружный хохот.
— Давай быстрее! Не ёлка, поди, наряжаться… Стратег.
Пока в соседнем помещении не унималась детвора, а гвалт стоял такой, будто очередным Выбросом всю Зону перевернуло вверх тормашками, глава семейства оценивающе оглядывал себя в зеркале. Подумалось даже, что будь на дворе не зима, поношенных джинсов бы хватило с лихвой. Да ещё майки. А тут, так сказать, выход в Свет. На других посмотреть и себя показать. В приличном обществе не принято в канун Нового года в рванье ходить. Не поймут. Отморозить себе можно всё, что угодно… Натянул свитер, едва сумел напялить на самую макушку картуз «а ля Владимир Вольфович». Вновь критически взглянул на собственное отражение, покачал укоризненно головой, вспомнив убийственный взгляд супруги, и остался доволен. В этом совсем не стыдно даже перед монстрами появиться. А уже на самом выходе из «логова», как он ласково называл своё жилище, посмотрел на оставшиеся босыми ступни, чертыхнулся, задержавшись на мгновение, и задумался: — «Не подстричь ли когти? А то отросли»… Пошевелил немного пальцами. Раздался противный скрежет по бетонному полу. Потом сплюнул и пошёл на выход. Так сойдёт. Кто там, в рыхлом снегу будет присматриваться к его ногам? У каждого свои проблемы, свои жёны, свои дети. Хе-хе, своя беда… Каждый хочет праздника.
Собрав вокруг себя весёлую ораву потомков, Кондратий бодро шагнул навстречу зимней вьюге. «Эх! И на «Трамплине» придётся детей катать, и «Электры» разряжать зомбяками, создавая эффект праздничного фейерверка. Но ведь и самому иногда приятно в какую-нибудь «Плешь» заглянуть или «Жадинку». Они так твоё отражение изменяют, прямо Комната смеха — без слёз от хохота на себя смотреть невозможно! Монстр монстром, ни дать, ни взять! Ужастище на ножках-спичках с большой уродливой головой… Вот пусть Борька получит заряд бодрости, красавец-парень… Хе-хе! И Колян жвалами пошевелит обиженно. Лучше бы чаще извилинами шевелили, уроды… И ведь ещё от вертолёта, лежащего у самого Саркофага не отвертеться… Придётся с горе-охотничками изо всех сил крутить хвостовой винт, чтобы накаталась детвора на верхних больших лопастях до тошноты… «Карусели» им мало, что ли? Вон — тёща покойная в прошлый раз внуков на ней так покатала, долго её собирали по частям с окрестных закоулков. Да так и не собрали всю… Хе-хе! А с вертолётом запаримся же, как в бане. Кстати, это под Новый год символично — в баню с друзьями ходить. А, ладно! Зато поздравим потом друг друга с лёгким паром»!
Глотнув свежесть морозного воздуха, Кондратий посадил самого младшего сына на плечо, взял дочку за руку и посмотрел на небо. Старая рана на бедре, оставшаяся от Меченого, напомнила о себе тупой болью. «К обеду потеплеет, — подумал он. – Опять слякоть начнётся. Уж лучше бы холодок какое-то время продержался. А я в свитере… Да, ладно! В крайнем случае, его и снять можно. Вон, Борька по жизни в плаще ходит, и ничего! Справимся. И не с такими передрягами справлялись. Вот когда дети захотят посмотреть, как сверкает Монолит, придётся зомбяков сгонять в кучу. Пусть оттирают от пыли и наводят блеск. Год ведь уже прошёл, как последний раз возле него были… А если котов по Зоне насобирать? Пусть они не об ноги трутся, а об него?.. Да что я, стареть начал, что ли? Когда ума – палата, любая проблема легко устранима. Прорвёмся»!
Бюрер Борис тщетно пытался собрать вокруг себя штук двадцать разбегающихся в разные стороны отпрысков, время от времени тыча в них толстым пальцем. Вероятно, вспоминал школьный курс математики, чтобы ненароком, потеряв по дороге парочку детей, не нарваться на тяжёлую руку супруги. Да и зачем ей руки? Поднимет взглядом тяжёлую чугунную трубу и запустит в нерадивого муженька. А вот кровососу Коляну хорошо, он ребятню на себе носит, заставив их присосаться к отцовской толстой коже. Вот и ходит с ними, как Чингачгук, словно перьями, увешанный собственным потомством. Да… Команда подобралась ещё та! Окинув весёлым взглядом соседскую гоп-компанию, контролёр Кондратий бодро произнёс:
— Ну, что стоите, интеллектуальные Вы мои? Готовы, охотнички, хороводы вокруг Исполнителя желаний водить? Ещё скажите спасибо, что они нас за ёлками не отправили в Рыжий лес — к Выжигателю… Так что, легко отделались! – и лукаво подмигнув Борису, дал отмашку: — Ну, всё, пересчитались? Пошли!
А из распахнутого настежь окна звучала привычная в такое время года мелодия, и слегка хрипловатый голос бодрячком напевал:

— Если у Вас нету тёщи,
Её не укусит сосед.
И если Вы мёртв — не живёте,
Бродите по Зоне,
Бродите по Зоне,
Бродите хоть тысячу лет.
Ты-ы-ы-ыщу лет…

Выброс гремит басами,
Гигант снова стал реветь.
Думайте сами,
Решайте сами,
Иметь или не иметь.
Не-е-е и-иметь…

Владимир Андрейченко

Метки: , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.