Первый поход, последний поход…

— Кэп, а давай я нашему умнику его тощую шейку двумя пальцами передавлю. И не будет у нас забот,- угрюмо сказал Джонни Кувалда.
Мы сидели под навесом трактира, потягивали ром из половинок кокосовых орехов, словно это был легкий сидр. Хозяин заведения, с редким итальянским именем Ашот, то и дело выглядывал из кухни, чтобы не пропустить момент заново наполнить наши емкости. Он был мне должен. Мелочь, по нашим понятиям. Жизнь.
Виновник мрачного настроения Кувалды, молодой сквайр Генри Портер, занесенный к нам из Оксфорда капризным ветром судьбы, сидел рядом и нисколько не боялся. Привык, знаете ли, к угрозам за прошедшую неделю. И не только от Джонни. Всего за эти семь дней я уже трижды выхватывал его слабенькое тельце из-под рапир и пистолей. И каждый раз сомневался – правильно ли сделал? Может, стоило всего один раз выпить за упокой его гениальной души? Что меня к нему привязало? Не пойму.
Вид из-под навеса открывался чудесный. Внизу, обрамленное тонкой полоской золотого песка, в лучах полуденного солнца мерцало море. Слева и справа по курсу зеленели холмы, среди камней которых удачно прятались береговые батареи. И, куда ни кинешь взгляд – корабли, корабли, корабли…. Тортуга, понимаете ли. Единственное место, где всегда рады нам – флибустьерам.
Он нашел меня сам. Вот просто так взял и пришел прямо на корвет. И огорошил с порога безумной идеей. Какая сволочь сказала ему, что только я в береговом братстве куплюсь на этот бред? И ведь правильно сказала, сволочь! Купился. Едва ли не с первых слов купился.
Вообще-то я, без бахвальства, считаюсь довольно удачливым капитаном. Очередь из желающих попасть в команду никогда не редеет. Лишней кровушки стараюсь не лить – для этого у меня есть верный Джонни – старшина абордажной команды. Пиастры не зажимаю, как тот же скряга Флинт, мечтающий унести их с собой в могилу. Вдовам жертвую, сироток не обижаю – вон, две и сейчас в каюте корвета без меня скучают.
Но что-то меня жжет все время изнутри. Зудит постоянно. Оттого и не даю Кувалде исполнить эту его мечту.
Умник сегодня пил до смешного мало. Большую часть времени он смотрел горящими глазами на залив, то и дело непроизвольно поправляя сползающие с носа очки – предпоследнее чудо ученой мысли матушки Европы.
А смотрел он, ясное дело, на последнее. Причем, об этом чуде даже в Европе еще ничего не знали.
Выглядело чудо, по меньшей мере, странно – у дальнего пирса на легкой волне лениво колыхалась квадратная деревянная беседка без крыши с огромной бочкой в центре. Никто и догадаться не мог, что влезая в эту бочку, человек оказывался в утробе огромного судна, набитого незнакомыми современным морякам техническими приспособлениями. Называлось сие чудо скромно – подводная шхуна, но своими способностями могла поразить любого. Подводная шхуна плавала под водой!
Я покосился на умника. Генри Портер буквально окаменел, не в силах отвести взгляд от своего детища. Прямо как кролик против удава…. И почему мне все время хочется назвать его вместо Генри — Гарри? Может, из-за этих круглых очков?
— Простите, сэр,- за спиной шумно сморкнулись в знак уважения,- я слышал, что вы набираете себе команду?
Раз Кувалда не напрягся, значит, все нормально. Я медленно, как и положено хорошему капитану, обернулся.
— Может, я вам сгожусь?- детина, разукрашенный русалками, дельфинами и черепами, теребил в могучих руках видавшую виды треуголку,- Уильям Энфилд, сэр. В братстве известен как Билли Кроха. Ходил во многих командах, везде был на хорошем счету. Мне все равно, что рулевым, что абордажником – всему научен.
— А к нам чего?- спросил Джонни, благосклонно оглядывая мощный торс просителя.
— Старость проклятая подкрадывается,- вздохнув, развел ручищами Кроха,- две кулеврины за раз уже с носа на корму бегом не дотаскиваю. Стало быть, пора остепениться. А у вас, ребята говорят, платят хорошо, я бы на скромный пенсион года за три скопил…, сэр.
Я вздохнул. Сейчас и этот откажется, как только узнает, что за службу нужно исполнить. Сколько их было за эту неделю? Человек тридцать, не меньше. А подводная шхуна так и качается на волнах без команды…
— И еще,- понизил голос старый пират, даже оглянулся,- ребята поговаривают, что вы, сэр, контракт подписали…
— С кем?
— С Ним. С Самим.
— С кем «с ним»?
— С Морским Дьяволом. Будто бы Он вам в толще вод разрешил плавать…
Та-ак! Этого еще не хватало!
Я уже начал нащупывать рукоять пистоля, но Гарри – тьфу! Генри!- меня опередил, заинтересовано спросив:
— Вам-то всем, что с этого?
Кроха смущенно пожал плечами:
— Ну, собственно…. Это ж капитан подписал контракт, значит, и проклятие на него одного ляжет, так ведь, сэр? Команда же ни при чем будет?
— Конечно. Кто подписал, тому и геенна огненная.
— Тогда,- облегченно вздохнул Кроха,- пишите меня на подводную жизнь. Еще ребята нужны?
— Приведешь человек сорок – будешь боцманом,- тряхнул копной давно нестриженых волос Портер и снова уставился на залив.
— Это я мигом!- просиял пират, отвесил нашей честной компании неуклюжий поклон и стремительно удалился прямо через заросли кустов на склоне холма.
— Не понял,- после долгой паузы сказал я,- это какой контракт я подписал?
— Обыкновенный,- пожал плечами Портер,- с Морским Дьяволом. И не вы. Я. Потому что с этого момента я капитан подводной шхуны, а вы – командующий целой эскадрой. Так что не переживайте – проклятие на мне. Эх! Кто бы раньше сказал, что лучший способ вербовки экипажа – игра на суевериях моряков…. Сколько времени тут потратили.
— А на фига тебе сорок человек?- спросил Джонни,- ты же только вчера говорил, что в шхуне больше тридцати не поместится.
— А чтобы лучших отобрать. Поможешь, Кувалда?
Джонни пробормотал что-то нечленораздельное: нецензурное и уважительное одновременно.
Я задумался. Шхуна строилась на мои деньги. Я, как дурак, загорелся идеей Га… Генри и оплатил все до последнего гвоздя. Прижимистые голландцы полгода свозили на уединенный островок со всех берегов Карибского моря штабели пробкового дерева и бочки каучука, три обгорелых шотландца день и ночь ковали в наспех сложенной кузне загадочные механизмы, никогда ранее не встречавшиеся на кораблях.
Внешне субтильный умник в очках оказался не только головастым придумщиком, но и жестким управляющим. После трех случаев неповиновения кладбище на островке как-то само собой перестало расти. Капитан голландского торгового судна, решивший зажать часть моих денег, на глазах у своей команды получил пулю в лоб. Постепенно  я перестал требовать с Портера еженедельный финансовый отчет. Фанатики для себя не крадут. А если крадут, то исключительно для дела.
Я, если честно, вообще не вмешивался в процесс постройки. Потому что совершенно не понимал – что мы строим. Если бы стандартный корабль с привычными парусами, а тут…
Движимое загадочным «винтом Фултона» подводное судно прошло ходовые испытания, пару раз погрузилось – ясное дело, успешно, иначе мы бы сейчас здесь ром не пили – и, буксируемое корветом, прибыло в бухту Тортуги за экипажем. И тут на целую неделю время остановилось…
Под монотонное бурчание Кувалды, поминавшего то всех святых, то тысячу чертей, я обдумывал сложившуюся ситуацию. И чем дольше я думал, тем больше мне все это нравилось.
Честно говоря, я, как и ушедший недавно пират, тоже давно уже не сопляк. Одно дело – построить подводный корабль и даже пощекотать нервишки, проплыв в его деревянных внутренностях сотню-другую кабельтовых. Другое дело – бороздить на нем морские просторы. Видно, романтизм с возрастом испаряется, уступая место здоровому цинизму. Так что командование новым судном я отдал его автору без малейшего сопротивления.
Да и роль командующего эскадрой мне нравилась больше, что скрывать! Опять же, сиротки в каюте без моей отеческой заботы зачахнут… на хрен… выдумщицы…
Видимо, Кувалда подумал о том же – исключая сироток – потому что, в конце концов, начал улыбаться, пугая трактирщика Ашота несимметрично торчащими изо рта шестью оставшимися  зубами.
Солнце еще не зашло за редут на противоположном холме, когда у трактира выстроилась оборванная и ободранная пиратская вольница – голов под сотню.
Кувалда и важничающий Кроха первым делом вышибли из толпы пьяных в дым, а также безногих и безруких  калек, оставив лишь двоих одноглазых – в полутьме подводной шхуны два глаза, видно, считались необязательными.
Дальше пошел долгий перебор кандидатов – с кем плавал, в какой должности, кто может поручиться.
Когда взошла луна, желающих поступить на службу к капитану, «заключившему контракт с Морским Дьяволом», оставалось не больше тридцати – сколько и было нужно. Счастливчикам приказали прийти завтра с рассветом на пирс, выдали по пять песо – моих, заметьте!- и отправили праздновать удачу.
— Завтра в море и выйдем,- сказал мечтательным голосом Гар…Генри.
— Что это так сразу?
— Пусть новизны попробуют. Их еще учить и учить ведь – и как воду из цистерн откачивать, и как винт педалями крутить. Недельку по акватории под водой походим – глядишь, и совсем бояться перестанут.
— Ты с ними построже там,- в голосе Кувалды мне почудилась тень нежности,- если что, Кроха поможет. Наш человек, думающий. И, того…, будешь бунтарей убивать, стреляй без промаха. А то еще дырку в корпусе сделаешь…, утонешь, на фиг…
Рассвет застал нас уже на пирсе. Если новая команда и побаивалась, то мешали удрать похмельные судороги. Да и аванс за службу получен и пропит – извольте отработать, господа негодяи!
Я, с высоты своего нового поста командующего эскадрой, горделиво наблюдал, как пираты один за другим исчезали в недрах шхуны, и совершенно не хотел оказаться на их месте.
— Через неделю вернусь,- твердо сказал Генри, пожимая мне руку.
— Ты прямо сейчас вернись. Сделай круг по бухте и достаточно для первого раза.
— Нет. Ждите через неделю.
Он закрыл за собой крышку на бочке. Я лично отвязал швартов от кнехта на пирсе, перебросил канат на шхуну. Некоторое время она раскачивалась из стороны в сторону, потом неуверенно сдвинулась с места и рывками пошла к выходу из бухты.
— Поздравляю вас, командор,- сказали за спиной.
Я обернулся и сумрачно посмотрел на губернатора Тортуги.
— Вот, не усидел дома,- заулыбался он,- такое событие! Весь остров только и обсуждает…
— Языки бы отрезать всему этому проклятому острову,- тихо шепнул Джонни Кувалда,- сглазят, сволочи. И так с самим Морским Дьяволом шутки шутим…
Собственно, так и вышло. Сглазили. Ни через неделю, ни через месяц подводная шхуна в бухту не вернулась. А что с ней случилось – не у Морского Дьявола же спрашивать. Он, как обычно, только отшутится…

Константин Скуратов

Метки: , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.