Плоть и сталь

Три коротких стука буквально выдернули Марину из сна.
— Войдите, — сонно пробормотала она, потягиваясь.
Дверь в комнату отворилась, и на пороге возник высокий, широкоплечий брюнет с чашкой в руках.
— Доброе утро, Марина. Утренний кофе, как вы и любите.
— Спасибо, Адж, — благодарно улыбнулась девушка. — Поднос поставь на столик.
— Что нибудь еще? — участливо спросил биоробот, вернув Марине улыбку.
— Пока ничего.
— Хорошо! — бодро ответил Адж и удалился из комнаты.
Марина встала, извлекла из сумочки пачку сигарет и подошла к открытому окну. Закурила, погружаясь в воспоминания. Мысленно она вернулась на семь месяцев назад, в тот день, когда впервые увидела биоробота в интернет-магазине: высокий стройный брюнет, обтянутый биокожей цвета «бронзовый загар». Голубые глаза, заостренные черты лица, волевой подбородок. Именовалось это чудо современной техники — Адж, что на каком-то древнем языке означает «выходящий за грань». Действительно, на первый взгляд невозможно было предположить, что это машина, а не человек, настолько живо он выглядел. Судя по описанию, биоробот был создан для работы по дому. Он прекрасно справлялся со всеми поручениями: от поливки цветов, до починки электроприборов. А долгими зимними вечерами служил отличным собеседником. Девушка не смогла удержаться и купила его. Что послужило причиной для столь смелого поступка, Марина до сих пор не поняла — прекрасная внешность или многофункциональность? А может, одиночество? После развода девушка не могла прийти в себя, и постоянно искала утешения в творчестве и, иногда, в выпивке…
Марина, затушив сигарету, выбросила ее в утилизатор, похожий на пепельницу. Раздалось негромкое шипение, и спустя несколько секунд из прибора вырвалась струйка дыма, с ароматом ментола. Девушка присела на кровать и взяла в руки уже остывшую чашку; сделала глоток. Крепкий, сладкий напиток окончательно устранил остатки сна. Делая очередной глоток, девушка закрыла глаза от удовольствия. Адж приготовил превосходный кофе. Впрочем, как всегда.
Неловким движением Марина опрокинула чашку на пол, и та разбилась. Темная жидкость растеклась, обрамляя белый коврик черным цветом. Девушка тихо выругалась и встала с постели. Подошла к двери и выглянула в коридор.
— Адж, милый, — позвала она.
— Я здесь, — биоробот вышел с кухни вытирая руки вафельным полотенцем.
— Иди сюда, — девушка поманила его указательным пальцем.
Адж покорно направился к хозяйке.
— Прибери, пожалуйста, — Марина указала на разлитый кофе. Затем положила руку на грудь биоробота. Даже сквозь одежду чувствовалось тепло, исходившее от машины. Его грудь мерно вздымалась вверх-вниз, а безжизненные голубые глаза смотрели на девушку. Марина легонько погладила Аджа по груди и спросила самым елейным тоном:
— Я такая неловкая, да?
— Нет, что вы? Все в порядке, — отчеканил биоробот и отправился за дезинфектором, не обратив на не прикрытую одеждой фигуру девушки ни малейшего внимания. Марина сжала кулаки от бессильной злобы на себя и Аджа. «Ну как ему понравиться? — лихорадочно думала она, одеваясь. — Вот ведь дура! Влюбилась,   теперь мучайся!» Подсознательно девушка понимала, что между биороботом и человеком не может быть никакой любви, но ничего с собой поделать не могла.
Тем временем Адж вернулся и принялся убирать разлитый кофе.
— И кровать заправь, — приказала девушка и громко хлопнула дверью, выходя из комнаты. В ванной Марина умылась и почистила зубы, после чего пошла на кухню. Вся ее злоба бесследно исчезла, когда девушка увидела завтрак, приготовленный Аджем: хорошо прожаренный белый хлеб, с запеченным внутри яйцом в форме сердечка. Сердце бешено заколотилось, готовое выпрыгнуть из груди от счастья. Неужели?! Неужели и он меня любит? — пронеслась шальная мысль в голове Марины. Девушка побежала в спальню и бросилась на шею биороботу, который проводил дезинфекцию помещения, закончив уборку.
— Адж, ты — лучший! — почти прокричала Марина, прижимаясь к биороботу всем телом и целуя в губы.
— Серия биороботов ЗНК сто тринадцать по праву считается самой современной, — невозмутимо продекламировал биоробот. — Наш микропроцессор состоит…
— Я не в том смысле, дурачок! — рассмеялась девушка. —  Ты ведь тоже меня любишь?
— Любовь — это то, что нельзя понять головой, ее нужно почувствовать сердцем, — в голосе Аджа не проскользнуло ни единой эмоции. — Любовь — чувство присущее человеку, но не роботу.
— Обними меня, — неожиданно попросила девушка.
— Как?
— Просто обними!
Адж приобнял Марину за талию, продолжая смотреть ей в глаза.
— Что ты чувствуешь, Адж?
— Тепло. Учащенное сердцебиение. Вам нужно успокоиться.
— Но ведь тот завтрак, — девушка отстранила от себя биоробота. — Такой готовят влюбленные…
— Нет. Я видел это в Сети. Рецепт от шеф-повара.
— Да пошел ты со своим шеф-поваром, урод! — не выдержала девушка. — Я ведь люблю тебя, идиот! Как ты не можешь этого понять?!
Со слезами на глазах девушка выбежала из комнаты и направилась на кухню, где выбросила завтрак в мусорное ведро.
Утро явно начиналось не самым лучшим образом…

Закон номер один: «Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинен вред.»

Марина сидела на лоджии и, мягко держа кисть, выводила причудливые узоры на холсте. Рядом, на круглом деревянном столике, лежали пачка сигарет и зажигалка. Девушка привыкла рисовать в минуты, когда хочется побыть одной и обо всем подумать. Отвлечься от ненужной суеты, забыться в творчестве, создавая что-то новое и прекрасное. «Способен же он хоть что-то чувствовать, — размышляла девушка, нанося очередной векторный мазок. — Неужели биороботы настолько просты, что им чуждо прекрасное? Почему он ощущает боль, тепло, холод, прикосновения в конце концов, но не может любить?!» Марина отложила в сторону кисть и закурила. Серый дым струйками вырывался из ноздрей и, подхваченный легким ветерком, уносился прочь. Невесомый пепел, плавно кружась, опускался на пол.
— Вы снова курите, — раздался за спиной бархатный голос. — Это вредно.
— Я знаю, — ответила Марина, пожав плечами. — Может, ты уйдешь? Мне не до тебя сейчас.
— Я всего лишь проявляю заботу о вашем здоровье, — спокойно сказал биоробот.
— Заботу? — девушка повернулась к роботу. — Нет, Адж. Ты не заботу проявляешь. Ты исполняешь команду, которую записали в твой микропроцессор. Если бы ты мог чувствовать, то давно бы уже полюбил меня. А так только боль причиняешь, — за той маской безразличности и спокойствия, с которой Марина произнесла эти слова, скрывалась боль и страдание. Ей хотелось уткнуться лицом в грудь Аджа и рыдать от бессилия, от невозможности что-либо изменить.
— Боль? — тупо переспросил биоробот. — Но я… не понимаю. Я не нарушал Первого закона. Я не причинял вам боль, Марина.
— Я не о физической боли говорю, а о моральной! — не выдержав, вскрикнула девушка, хлопнув ладошкой по столу. — Каждый день своим безразличием ты убиваешь меня. Знаешь, как мне тяжело?
— Что я могу сделать? — напрямую спросил Адж.
— Поцелуй меня, — Марина легко поднялась из кресла, будто вспорхнула, подобно ангелу.
Адж сделал шаг вперед и обнял хрупкое тело. Закрыв глаза, девушка приникла губами к губам биоробота, который даже не пытался сопротивляться. Они стояли так около минуты, но казалось, прошла целая вечность, пока девушка не перестала его целовать.
— Ну как? Ты почувствовал что-нибудь, кроме тепла и сердцебиения? Только честно, — предупредила Марина, зная, что некоторые биороботы склонны к вранью, дабы окончательно уподобиться человеку.
— Ничего, — признался Адж.
— Что?! — в глазах девушки промелькнули искорки гнева, и она с силой оттолкнула биоробота от себя. — Да как ты можешь такое говорить?
— Вы просили ответить честно, вот я и ответил, — пожал плечами биоробот.
— Сволочь! Тварь! — Марина вихрем вылетела с лоджии, громко хлопнув дверью.
— Вам нельзя нервничать, — пытался успокоить девушку Адж, но она была непреклонна.
— Нервничать? Да ты знаешь, как я тебя люблю?! Знаешь, как мне сложно видеть, что ты не обращаешь на меня внимания как на человека, а не как на хозяйку. И все потому, что у тебя нет такой функции, как любовь! — Марина взяла вазу, стоящую на журнальном столике, и запустила ею в Аджа. С громким звоном ваза разбилась о грудь биоробота, усыпав пол острыми осколками. Сам же Адж поморщился и посмотрел на девушку не так, как раньше.
— Вы нарушаете третий закон, — медленно, чеканя каждое слово, произнес он. — Робот должен заботиться о своей безопасности, если это не противоречит Первому и Второму законам. В случае прямой угрозы…
— И что, что ты мне сделаешь? — с вызовом спросила Марина.
— Я буду вынужден принять меры, — закончил Адж.
— Третий закон значит. Хорошо, будет тебе третий закон! — прокричала девушка и убежала на кухню.
Марина открыла холодильник и, взяв бутылку водки, одиноко стоящую на дверце, отправилась к себе в комнату.
— Будет тебе третий закон, козел, — пообещала девушка и громко хлопнула дверью.
— Марина, откройте. Вам нельзя пить, — Адж настойчиво барабанил в дверь, но ему никто не открыл. Не получив должного результата, биоробот отправился убирать осколки.

Закон номер три: «Робот должен заботиться о своей безопасности, пока это не противоречит Первому и Второму законам.»

Наполовину пустая бутылка водки стояла на полу, рядом с кроватью. Хозяйка дома сидела за столом и, что-то гневно бормоча, трясущимися руками пыталась зарядить револьвер. Три патрона уже были помещены в барабан, но четвертый никак не хотел влезать, и Марина бросила это занятие. Вздохнула, потянулась к бутылке водки, но, не удержав равновесия, упала. Лежа на полу, приложилась к горлышку. Горло схватил спазм, глаза стали влажными и девушка закашлялась. Жидкость стекала по подбородку, капая на пол.
Сильно шатаясь, Марина встала и, взяв оружие, взвела курок.
— Сейчас я покажу тебе «третий закон», — зло, сквозь зубы, сообщила она тишине. — Ты у меня за все заплатишь, тупая машина.
Девушка вышла из комнаты и застала биоробота за починкой ноутбука. Адж повернул голову в сторону хозяйки и резко встал, опрокинув стул. Глаза-сенсоры смотрели прямо на револьвер, который девушка на него направила.
— Марина, ты пьяна, — биоробот впервые обратился к девушке на «ты». — Не делай глупостей, иначе я буду вынужден принять меры.
— Что?! Что ты мне сделаешь? — девушка поводила стволом из стороны в сторону. Адж резко дернулся влево и попытался отнять оружие у хозяйки, но девушка, испугавшись, вдавила спусковой крючок. Пуля впилась в живот биоробота. Адж замер как изваяние и, издав нечленораздельный звук, упал, закрыв глаза.
Спустя миг до Марины дошла вся трагичность ситуации. Осознание того, что она натворила, ударило в голову словно молот, напрочь вытеснив все остальные мысли. Перед глазами потемнело, револьвер выпал из дрожащих рук, а пальцы судорожно сжимали пустоту. Марина упала на колени и заплакала. Громко. Навзрыд. Сейчас она винила себя во всех смертных грехах и в первую очередь в убийстве любимого человека. Человека ли? Да плевать! Адж, несмотря на свое механическое нутро, был намного человечнее других людей, которых знала девушка. И сейчас он лежит. Мертвый. Убитый той, которая любила, но не смогла простить безразличия.
За это девушка корила себя больше всего. Она была готова разорвать себе глотку, только бы не чувствовать той тупой боли в груди, на том самом месте, которое было заполнено любовью к биороботу, но теперь пустовало.
В один миг сознание девушки помутилось, словно кто-то дернул рубильник в ее голове все обесточив. Дрожащими руками Марина нащупала холодную рукоять револьвера и крепко сжала ее. Взвела курок и засунула ствол пистолета в рот.
Прости, Адж.
Слегка приглушенный хлопок донесся до слуховых сенсоров биоробота. Адж открыл глаза. «Перезагрузка системы выполнена успешно» — возвестил электронный голос в его голове. Биоробот сел и застонал от боли. Отдышавшись, он огляделся: в комнате было светло. Тени от деревьев плясали свой незамысловатый танец в неровном свете уличного фонаря. На журнальном столике, моргая индикаторами сенсорной клавиатуры, стоял ноутбук. Адж перевел взгляд и увидел тело, лежащее в неудобной позе с широко раскинутыми руками. Рядом, матово блестя, валялся револьвер.
Биоробот встал и подошел к бывшей хозяйке. То, что она мертва, не вызывало никаких сомнений: сердце перестало функционировать несколько секунд назад, но тело было еще теплым.
— Что ты наделала? — тихо произнес биоробот. Теперь, помимо стандартных чувств, у Аджа появилось нечто иное, не поддающееся объяснению. Он смотрел на Марину не как на хозяйку, а как на самого важного человека своей жизни. В голове крутилась буря эмоций, никак не похожая на стандартные мыслительные процессы, заложенные программой. Адж не мог представить свою дальнейшую жизнь без девушки, к которой испытывал только холодное безразличие, и лишь когда она умерла, почувствовал то, что ощущала Марина при виде его самого.  Теперь биоробот понял, какие мучения ей причинял и что значит любить, и отдать свою жизнь ради любимого. Марина не выдержала безответности и сорвалась. И виноват в этом только он, Адж.
Без этой девушки у биоробота не было будущего, не было желания жить. В один миг все пропало. Несмотря на все программы, предотвращающие причинение вреда себе и людям, единственно верный план действий появился у Аджа и заблокировал все остальные функции, и составленные алгоритмы.
Стараясь не смотреть на обезображенное лицо девушки, биоробот встал на колени и, взяв в руки револьвер, приставил его к виску. Внутренняя система безопасности обреченно взвыла, пытаясь предотвратить неминуемое, но была блокирована самым страшным вирусом на Земле — любовью. Закрыв глаза и вдохнув полной грудью свежий, вечерний воздух, Адж вдавил спусковой крючок.

Андрей Амельянович

Метки: , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.