Редиска

— Ты это, наливай, — Василич многозначительно постучал растресканным ногтём по стакану, — Мне утром в дорогу.
Сергей вытянул из тумбочки бутылку, плеснул по стаканам.
— Ну, чтоб живым вернулся, турист.
— Эх, это уж как фишка ляжет,- грохнул кулаком по столу Василич.
— Да не греми так, Ленку разбудишь.

На кроватке у окна Ленка мастерски притворялась спящей. Какой сон, если в гости зашел Василич!? Старый отцовский приятель зарабатывал на жизнь ходками за периметр, и много чего интересного можно было узнать из взрослых разговоров.
От городка до Зоны всего-то километров шестьдесят и для большинства его жителей близость запретной территории служила верным источником доходов. Вот и Ленкин отец, токарь – фрезеровщик, кормил семью не с заводской зарплаты, а со сталкерских заказов на разнообразные хитрые приспособления.
— Завязывал бы ты, друг, с этим делом. — ножик легко рассек огуречную мякоть,- Вот Крапов ходил-ходил — и доходился. Жену его на днях встретил, такая баба красивая была, а овдовела, так смотреть страшно.
— Мда. Слыхал я про Крапова. Отличный сталкер… Помянем… Всех.
Так, под монотонный разговор, Ленка и не заметила, как уснула.

Хлопнула дверь. Ленка подскочила на кровати, глянула в окно на солнечное весеннее утро. В ванне шумела вода – отец смывал похмелье, брился. Ленка натянула приготовленную с вечера одежду, дошлёпала до коридора, быстро причесалась и забарабанила в дверь ванной комнаты:
— Па-ап! Па-ап! Пусти умыться!
Сергей вышел из ванной. Увидев отца, Ленка покатилась со смеху.
— Что смешного?
— Ой, ты так на зомби похож из дядьвасиличивых рассказов! Ха-ха-ха! А от них тоже тухлым спиртом воняет?
— Иди ты, Ленка!
— Куда?
— Умываться! И быстро! В садик на завтрак опоздаешь!
Наскоро умывшись, девочка выскочила в коридор, натянула кеды и вышла на лестницу.
— Привет, Редиска! – по лестничной площадке прыгал на одной ноге Борька, поджидая маму с младшим братом.
— Сам ты огурец! — Ленка хотела уже обидеться, но передумала.
С кем тогда играть, если обижаться на всякие глупости? Тем более Редиской её называли постоянно из-за белобрысого хвостика, дурацкого свойства краснеть от любого пустяка и зловредного, как говорила садиковская повариха, характера.

Одновременно на лестницу вышли Ленкин отец и Борькина мама с трехлетним Никиткой на руках.
— Марин, захватишь Ленку? Что-то мне ходить сегодня тяжело.
— Да вижу, вижу. Опять всю ночь с кем-то квасил. Вот вернется Ирина из командировки, всё ей расскажу. Пойдемте, детишки.

На завтрак как всегда была каша.
— Кто со мной в аномалию сыграет? – Редиска, как дирижерской палочкой , взмахнула ложкой.
Борька кивнул, присмотрелся к каше. Кусок сливочного масла в центре тарелки почти растаял, превратившись в небольшой золотистый пруд. Победителем в игре считался тот, кто съест всю кашу, не разрушив масляную аномалию.
— Я с вами. — Дениска придвинул тарелку поближе. — Раз! Два! Начали!
— Макарова! Логинов! Носов! Опять вы в тарелках ковыряетесь? Вас вся группа ждет. А ну быстро всё съели и на прогулку!
— У, Химера! – Борис недобро глянул на воспитательницу и наскоро закончил игру, размазав масло по тарелке.
Следом Ленка и Денис покончили с завтраком.
— Ничья! – Денис встал из-за стола, — А насчет химеры – это ты, Борька, здорово сказал.

Детская площадка как всегда встретила детей ржавой горкой, несмазанной каруселькой и песочницей со старым замусоренным песком. Всё это радостное разнообразие утопало в прошлогодних серых листьях старой огромной ивы, торчавшей из вырубленного в асфальте квадрата земли чётко в центре двора.
— А я вчера четырнадцать гаек в автобусе наоткручивал. — Денис пошарил по карманам, — Вот как эта!
— Врёшь ты всё! – Ленка почесала нос, — Нет в автобусах гаек, одни болтики.
Борька заулыбался во весь рот:
— Это потому что Денис их все открутил! Ой! — с хрустом от ивы отломилась ветка.

Редиска отскочила в сторону и, потеряв равновесие, шлёпнулась на землю.
— Что, ноги не держат? — Борис повернулся, скинул ветку в сторону, помог Ленке подняться.
Редиска поправила съехавший от падения рюкзак, сняла с пояса флягу.
— Ой, Редисочка устала, давайте привал устроим. — состроив плаксивую рожу, Денис сел на землю и начал выковыривать перочинным ножиком гравий, забивший рифлёную подошву берца.
— Еще раз Редисочкой назовёшь – я тебе жгучего пуха в штаны напихаю!
Борька осмотрелся, присел на траву, почесал щеку, за пару дней поросшую колючей щетиной:
— Хорош ругаться, и так тошно. Сколько еще идти?
— Сейчас гляну. — Ленка легким щелчком разбудила ПДА, изучила карту,- Еще километр с небольшим.
— Даже не верится, что почти добрались. Тыщу историй слышал, как пропадают отмычки, а ведущие возвращаются с добычей, но чтобы наоборот, как мы – не знаю такого. — Денис убрал нож, вытащил пачку сигарет из кармана, — Чертов Турист! Мог бы хоть автомат скинуть, прежде чем в студень рожей свалиться.
— Нехорошо так о покойниках! Думай, что говоришь. —  Ленку всё еще трясло при воспоминании о страшной смерти ведущего.

Они уже больше года ходили за Периметр, конечно – отмычками, и пока что везло – возвращались живыми.
Тренькнул ПДА.
— Заказчик! – Ленка посмотрела на ребят, — Ждет результатов.
Денис затоптал окурок:
— Ну и хватит тогда привалов, быстрей дойдем — быстрей вернемся.

Выстроились цепочкой: Ленка в середине, Борис замыкающий, Денис впереди.
Денис шёл аккуратно, пробрасывая гайками каждый шаг. Ленка ступала след в след, внимательно просматривая окрестности на предмет местной злобной живности. Борис поминутно оглядывался, прикрывая спины друзей.

Чахлый лес хорошо просматривался во все стороны. Сквозь тщедушные стволики молодой поросли проступили контуры давным-давно брошенной деревни. Денис остановился, достал бинокль.
— Нет. Через село не полезем, стрёмно. Мало ли кто там старые погреба облюбовал. Что думаешь, Борька?
— Поддерживаю. Ленка, что там карта по этому поводу предлагает?
— Справа не пройдем, фон высокий и аномалий как навоза на скотном дворе. Левее можно, всё такой же лес. Правда крюк получается приличный.
— Ничего. Прорвемся. Борис, меняемся.

Тишина давила, прижимала к земле.
— Какой-то странный лес: ни аномалий, ни зверья.
— Я тоже заметила, — прошептала Ленка, — ни ветерка, ни шороха.
— Давайте ускоримся, мне все время кто-то в спину смотрит, — Денис то и дело резко оглядывался, всматриваясь в зеленую лесную дымку.
Преодолев быстрым маршем оставшееся расстояние, отряд остановился. Огромная карусель сломала, согнула мелкие деревца вокруг.
— Вижу его!
Артефакт, серебристой дужкой мелькнул в аномалии и скрылся. Ленка, зачерпнув из кармана гаек, осторожно шагнула в обход. Первая брошенная гайка со свистом подскочила вверх и как бумеранг вернулась к Редиске, звякнув  о флягу. Ленка сдвинулась чуть в сторону. Снова бросок, снова гайка повторила свой маневр.
— Это как? – Борька кинул небольшой камушек, тот вернулся, — Как об стенку горох!
— Всё чудесатей и чудесатей, — Денис потихоньку двинулся вдоль невидимой стены.
Наконец очередная гайка пролетела по прямой и булькнула в дождевую лужу, из которой выглядывал фрагмент артефакта.
— Борис! Работаем! – ребята встали по бокам от Ленки с автоматами на изготовку.
Редиска подняла с земли длинную корявую палку, встала на колени, глянула на счетчик, тот слегка пощелкивал.
— Ну, ловись рыбка большая – пребольшая. — Ленка подцепила палкой артефакт, осторожно вытянула его из лужи и опустила в заранее открытый контейнер.
— Замри!
Редиска проследила за Борькиным взглядом. Из редколесья к ним быстро приближался крупный расплывчатый силуэт.

— Атас! Химера!

— Макарова! Логинов! Носов! Опять вас все должны ждать? Прогулка закончена!
Понурив головы, ребята поплелись в общий детский строй.
— Макарова! Ты что там прячешь?
— А у неё там контейнер с артефактом. Хи-хи-хи! Ха-ха-ха! – гаденько заверещали девчонки из группы.
— Ну-ка дай сюда. Вечно наберёте всякого мусора, а потом у всех глисты! — воспитательница уверенно разжала Редискин кулак.

Из мятого спичечного коробка на асфальт, звякнув, выпала ржавая канцелярская скрепка.

Ли Гадость

Метки: , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.