Поединок

-Сколько можно терпеть наглость этой Зибарии!? — Президент Свободной Аркарии был вне себя от возмущения,- они на наши справедливые требования уже даже внимания не обращают! Это хуже, чем, если бы они над нами просто смеялись! Пора применить силу!
Министр связей с заграницей и бровью не повел.
-Видите ли, экселенц,- вкрадчиво сказал он,- международное сообщество вряд ли поддержит наши справедливые требования. Прямое силовое воздействие может оттолкнуть от нас некоторых ммм… спонсоров, а сейчас это было бы ммм… неразумно.
-И что?! Нет никакой возможности справедливо покарать эту наглую Зибарию?!!!
-Ну почему же…. Пункт пятый Всепланетного договора…. В нашей ситуации подходит как нельзя лучше.
-Межгосударственный поединок!- рявкнул, казалось, спавший как обычно, Министр защиты,- Замечательный пункт! Надерем зибарийцам задницу! Далее

Антихакер

Часть I

Три бойца, одетые в защитные костюмы типа «Тигра М-3П», прижались к земле, пропуская вражескую ремонтную машину у себя над головами.
Неуклюжий монстр замер, потеряв отметки целей. «Тигра М-3П» неплохо экранирует тепло, выделяемое человеческим телом, делая бойца практически не видимым для теплоанализаторов. Но третья модернизация популярного костюма спецназа не предусматривает «обмана» датчиков движения, поэтому бойцам приходилось двигаться короткими перебежками. Робот, решив, что три одиночные цели живой силы врага оказались багом навигационной системы, вернулся к выполнению первоначальной программы и поплыл дальше над землей, легонько прижимая траву гравиополем. За несколько секунд, что многотонная туша вспомогательной машины висела над головой, не двигаясь, перед глазами бойцов пронеслась вся жизнь. У каждого своя, но способная закончиться одинаково, но ни одни мускул на лицах воинов не дрогнул – каждый из них знал, куда он идет. Далее

Новый бог

Квинт

Голубое, выцветшее небо над неистовствующей Ареной.
Яркое солнце слепит глаза. Гул толпы мчится волнами по трибунам. Толпа разогрета и возбуждена зрелищем пролитой крови. В этот раз — моей крови.
Где-то внизу, в подземных клетках рычат тигры и львы. Когда мой труп крючьями проволокут в темный коридор под трибунами, проворные служители быстро приведут огромный круг Арены в порядок, отсыпая красные лужи чистым речным песком, чтобы выступающие следом венаторы не поскальзывались в жирной, вонючей от крови, грязи. Далее