Му-Му

«…А в свободные от работы минуты он играл с собачонкой в саду. Псинка же, обладая непослушным характером, нередко сбегала от префекта. Однажды, она вернулась вся перемазавшись кровью. В тот день был казнен некий назарянин..»
«История водопровода Иерусалима» , 25.г.д.н.э., Ирадион.

Ни Тацит, ни Иосиф Флавий, ни Филон Александрийский не упоминали ее, любимицу Понтия Пилата. И только один малоизвестный историк увековечил животное, написав строки, которым никто и никогда не придавал значения. Никто, до этого дня.
Безлунная ночь опустилась на барское поместье. Капитон, заливаясь, сидел на крыльце дома прислуги и что-то хмельно напевал. Бледная Татьяна призраком стояла рядом, не решаясь потревожить мужа. Герасим затаскивал на берег лодку. Собаки нигде не было.
Местный разгильдяй Ефим клялся – псинка получасом раньше резвилась во дворе и громко тявкала. Смахнув с губ горькую Ефимову кровь, я подошел к Герасиму. Далее

Заседание

Заседание научного совета затянулось. Конечно, ученые мужи не сидели безвылазно в лектории, время от времени они прерывали свой диспут для отдыха или приема пищи. Но их умные головы продолжали работать в полную силу, досадуя на телесные нужды, отвлекающие от размышлений. Более сотни предметов, найденных экспедицией на Голубой планете, были идентифицированы, каждому артефакту присвоен инвентарный номер, по каждому  составлена статья-доклад, разъясняющая бытовые фунции и историческую значимость. В данный момент на небольшом подиуме научные работники наблюдали последнюю находку, громкий спор о её природе и смысле не стихал уже более часа.
И я, выдернутый из какого-то липкого черного сна, теперь лежал на столе, слушал, смотрел по сторонам, пытаясь понять кто я. Далее

Четыре крошки

— Так я и думал…, вернее, знал. Четыре маленькие крошки. А еще совсем недавно их здесь было пять. Ну, не то, чтобы совсем недавно – лет двести назад. И, что самое обидное – никак не могу вспомнить название!
— Вы только посмотрите на него! Опять свои крошки разглядывает. Съел бы их все сразу, и дело с концом.
— Чего разорался?
— Ого! Можно подумать, что ты не рад мне. А ведь не каждый день Повелитель Неба посещает Повелителя Земли, между прочим.
— Скажи лучше – не каждый час…. Такое ощущение, что ты с прошлого раза и не уходил.
— Хватит ворчать, комок лоснящейся шерсти! Или ты не хочешь узнать последние новости? Так вот – новостей нет.
— А когда они были? Далее

Поединок

-Сколько можно терпеть наглость этой Зибарии!? — Президент Свободной Аркарии был вне себя от возмущения,- они на наши справедливые требования уже даже внимания не обращают! Это хуже, чем, если бы они над нами просто смеялись! Пора применить силу!
Министр связей с заграницей и бровью не повел.
-Видите ли, экселенц,- вкрадчиво сказал он,- международное сообщество вряд ли поддержит наши справедливые требования. Прямое силовое воздействие может оттолкнуть от нас некоторых ммм… спонсоров, а сейчас это было бы ммм… неразумно.
-И что?! Нет никакой возможности справедливо покарать эту наглую Зибарию?!!!
-Ну почему же…. Пункт пятый Всепланетного договора…. В нашей ситуации подходит как нельзя лучше.
-Межгосударственный поединок!- рявкнул, казалось, спавший как обычно, Министр защиты,- Замечательный пункт! Надерем зибарийцам задницу! Далее

Драконоборец

– По поводу объявления к кому?
Вопрошающий просунул голову в щель меж створками ворот замка и для убедительности помахал замызганной, потрепанной дождями и ветром бумажкой.
Не дождавшись ответа, он бочком протиснулся во двор, и независимо посвистывая, по засыпанной жухлой листвой дороге направился к воротам поменьше, над которыми ржавелась вывеска «Государева Приемная».
Предупредительно постучав в повисшую наискось левую створку, путник прошагал по упавшей правой в неожиданно ярко освещенный небольшой зал.
В зале витал скандал.
– Ей-ей, папА, – доносился откуда-то упрямый девичий голосок, – вы прям сваха какая! И вообще, не пристало гномам придерживаться людских обычаев!
– Доченька, любимая, кхе-кхе! – раздавался в ответ перхающий басок. – Ну сама посуди, кому нужны ТАКИЕ полцарства? Даже пусть и в придачу к твоей руке, кхе-кхе? И потом, последний драконоборец умер лет за пять до твоего рождения. А тут, понимаешь, традиции, люди не поймут, если…
Визитер громко прокашлялся.
Из-за пыльного трона выглянула бородатая голова в короне… Далее

Парк аттракционов

— Папа, ведь ты давно обещал сводить нас в Парк аттракционов!
Глава семейства оглядел всех домочадцев и протяжно вздохнул. Вот приспичило же им вспомнить об этом именно сегодня! А он уже договорился с друзьями — осуществить вылазку на природу и поохотиться всласть… Похоже на то, что задуманным планам не суждено сбыться… Но всё же совершил слабую попытку – сослаться на занятость, и понял, что в данный момент ничего не выйдет, поскольку едва собрался сказать нечто высокопарное и значимое, как в срочном порядке был остановлен убийственной тирадой жены:
— Ну, вот опять! Сколько раз тебе повторять, что детям требуется твоё внимание, как отца! Даже перед самым Новым годом ты не в состоянии – устроить потомству настоящий праздник… И зачем только я вышла за тебя, идиота?.. А ведь мама мне неоднократно говорила, что есть и получше… Далее

Мечты сбываются!

Не прошло и двадцати семи лет пребывания на необитаемом острове, как Робинзон Крузо все-таки научился правильно обсеривать спички.
Спички из кокосовых пальм получались в руку толщиной и коптили страшно, отпугивая проплывавшие мимо корабли – их капитаны были уверены, что дым предвещает скорое извержение вулкана.
Остров был совершенно необитаем – ни одной приличной гостиницы. Правда, в соседнем лесу ютилось племя каких-то гастарбайтеров, но так как жили они без регистрации и документов, то Робинзон их за людей не считал.
Двадцать семь лет назад племя было довольно многолюдным, но с его прибытием численность туземцев начала постепенно сравниваться с численностью самого Робинзона. А что тут странного? Вам бы тоже быстро приелись кокосы и сырая рыба… Далее