Убийца

Приятно чувствовать, как сталь вонзается в мягкую, податливую плоть, разрезая её словно масло. Предсмертный хрип жертвы и ещё одна неприкаянная душа покидает бренный мир. Я есть возмездие, лекарь человеческого общества, исцеляющий его от заразной болезни – жажды жизни. Крики, стоны, мольбы о пощаде, словно нежная музыка, ласкают мой слух.
Сталь ломает даже сильные натуры, перед ней склоняется всё живое, но поклоняюсь ей только я. Что может быть красивее её блеска под палящими лучами солнца? Или на закате, когда она окрашивается в пламенно-багряный цвет и кажется, что пламя струится в руке? Или ночью, когда бледный свет печальной луны падает на кромку меча и стоит лишь его немного повернуть, чтобы серебристо-голубой отлив, словно странствующий дервиш, закружился в немыслимых пируэтах?
Я — карающая длань божественного имама, которой он руководит по своему усмотрению. Моя жизнь всецело принадлежит ему, но сердце навеки отдано стальному клинку…

Никто из личных телохранителей хана не заметил, как чёрная тень неслышно подкралась к шатру. За это они и поплатились. Казалось, чёрный вихрь закрутил их всех в своей смертельной круговерти, и воины падали, хватаясь за перерезанные глотки, хрипя и пытаясь остановить рвущуюся неудержимым потоком кровь скрюченными пальцами. Никто из них даже не успел воспользоваться оружием.
На секунду выглянувшая из просвета между облаками луна, осветила разбросанные безжизненные фигуры и убийцу. Ассасин вытер перепачканные кровью кинжалы об одежду поверженных врагов и двинулся к шатру. Входной клапан был крепко завязан изнутри. Блеснула сталь и в тишине стал слышен шелест разрезаемой материи. Вступив в полумрак шатра, он замер. И лишь услышав спокойное сопение спящего, он двинулся к нему, готовясь нанести смертельный удар.
Однако не успел убийца пройти и пару метров, как уловил звук спускаемой тетивы  и почувствовал, как острая, нестерпимая боль прошила грудь. Всё произошло настолько быстро, что тренированное тело просто не успело среагировать на внезапную перемену в окружающей обстановке.
«Он ждал», — промелькнула в голове запоздалая догадка, и ассасин рухнул на мягкие шкуры, выстилавшие пол шатра…

Вспышка боли… Окружающие звуки и запахи стали возвращаться, а с ними и горькое чувство провала. «Неужели я всё ещё жив? — в полузабытьи подумал убийца. – Или… я на небесах?» Над ним склонились два бесформенные тени, и одна из них проговорила на языке, который ассасин не понимал:
— Похоже, он приходит в себя.
— Кто он?
— Ибн аль Рашид, рядовой наёмный убийца из ХIII века, проваливший ликвидацию татаро-монгольского хана Хулагу. Умер от проникающего ранения в сердце. Объект нами был выбран в качестве исходного материала, так как были учтены его неоспоримые природные таланты убийцы и многолетняя практика в решении проблем силовыми методами. Также была изучена возможность его возвращения в случае провала обратно в прошлое – ответ положителен.
— Хорошо. Продолжайте период реабилитации, а через пару дней начнём психологическую обработку объекта…

Великий Пророк! Как я рад, что ты мне дал шанс исправить свою ошибку, вновь послужив тебе. Твои служители в серебряных одеяниях объяснили, что от меня требуется. Я постараюсь доказать делом, что ты не ошибся в своём недостойном слуге, Ибн аль Рашиде.

Капитан Джеймс Квантери, переодетый, как и большинство агентов Службы безопасности, в гражданскую одежду, со скучающим лицом посматривал по сторонам, всем своим видом демонстрируя полную безмятежность зеваки, коих вокруг было несколько тысяч. Народ встречал нового президента планеты Марс. В связи с его прибытием, были объявлены народные гуляния и тысячи людей, получившие нежданный отдых, высыпали на улицы Берклифа, чтобы взглянуть хотя бы одним глазком на нового главу государства, с приходом которого многие ждали перемен.
Джеймс вздохнул. Предыдущий президент не оправдал возложенных на него надежд и, не выполнив практически ничего из своих предвыборных обещаний, скрылся с половиной бюджета планеты в неизвестном направлении. Злые языки поговаривали, что к его побегу были причастны крупные промышленники Марса, которым он отстегнул значительную мзду, но фактического подтверждения эти сплетни не находили, поэтому бегство бывшего президента оставалось пока белым пятном в истории красной планеты.
Капитан потёр зачесавшийся правый глаз и продолжил скрытое наблюдение.
Марс колонизировали всего пару столетий назад. Полностью оживить планету не удалось, и первые колонисты жили под защитными куполами. Системы жизнеобеспечения постоянно поддерживали необходимые условия для существования. Вскоре из–за перенаселения купола уже не могли вырабатывать необходимое количество кислорода для всех, и было принято решение о создании подземных городов. В марсианском грунте нашли залежи замёрзшей воды, так что выделять необходимый кислород не составило труда.
Привилегированные члены общества остались на поверхности под куполами, заняв ключевые руководящие посты. Остальные были вынуждены спуститься на нижние уровни и заниматься тяжёлым физическим трудом, чтобы обеспечивать потребности всей колонии. Естественно, со временем среди них появились недовольные, которые пытались радикальными мерами изменить существующий порядок, но их скоротечные и плохо подготовленные бунты неумолимо душились  в зародыше Службой безопасности, которая имела довольно неплохую агентурную сеть в подземном городе. Но с тех пор, как в соседнем куполе в результате спланированного взрыва погибло несколько тысяч человек, агенты зашли в тупик. Никто не знал виновника этого теракта. Лучшие аналитики Службы безопасности безуспешно строили схемы, пытаясь вычислить заинтересованных лиц. Возможно, слуги плаща и кинжала сумели бы докопаться до сути вопроса в ближайшее время, но все ресурсы Службы были брошены в данный момент на охрану прибывающего президента.
Сегодня как никогда следует ожидать подвоха. Ещё бы – такое скопление народа. Квантери старался казаться беззаботным, но на самом деле выискивал в толпе возможную опасность.
На посветлевших в связи с неожиданным отдыхом лицах людей мелькали улыбки. Некоторые оптимистично настроенные шутили по поводу внешнего вида будущего президента, представляя его маленьким и неказистым на вид. Все видели его фотографии и смотрели интервью, но разве таким вещам можно верить, учитывая тот прогресс, который проделали микроэлектроника и киноиндустрия? Ещё не был забыт казус, когда с визитом на Марс прилетал знаменитый киноактёр Гайливуда, Фреди Пат, в своих фильмах обычно игравший крутого супергероя  без страха и упрёка, с обаятельной улыбкой и мужественным лицом. Сколько девушек было без ума от его статной фигуры и глубокого баритона! Когда он прибыл, все были шокированы: вместо брутального молодого человека с фигурой Адониса перед публикой предстал маленький, худощавый паренёк со следами переходного возраста на лице. Это вызвало возмущение, так как присутствующие ожидали увидеть совсем другую  картинку. Только потом стало известно, что звездой Фреди стал по довольно банальной причине – его дядя являлся председателем Комитета Безопасности Солнечной системы…
Никакой угрозы заметно не было, но всё же капитану не давало покоя чувство, что в воздухе витает некая напряжённость. Молодой человек в зелёном комбинезоне астронавта с восторженным выражением на лице застыл в ожидании прибытия космического корабля. Он прислонился к ограде городского парка и на общем фоне искусственных деревьев был практически незаметен. Вот чудак. И чего ты там думаешь такого углядеть? Разве будущий глава государства будет красивее молчания космоса и мерцающих в пространстве звёзд? Капитан уже собрался было перевести взгляд дальше, как вдруг что-то его насторожило.
Мучительно выискивая причину своего беспокойства, он пристальнее присмотрелся к астронавту. Костюм соответствует общепринятой форме… Выражение лица и поза говорят о расслабленности… Продолговатая туба для хранения бумаг висит за плечами… Стоп. Зачем она ему? Довольно странно… Капитан решил не выпускать из виду астронавта, а громада космического корабля тем временем уже повисла над космодромом. Ревели дюзы, выбрасывая яркое пламя. Началось торможение, и Квантери не завидовал сейчас пассажирам корабля, которых вдавила в кресла чудовищная перегрузка. Наконец корабль приземлился.  Откинулся центральный пандус и будущий президент, в сопровождении своих телохранителей, предстал перед глазами народа. Вопреки всем домыслам зевак, выглядел он вполне ничего. Среднего роста, худощав. Приятное открытое лицо…
Все детали происходящего были замечательно видны на огромных экранах, куда сразу с нескольких камер транслировалось прибытие корабля. Толпа приветственно загудела, а президент тем временем собрался произнести речь. Ему уже поднесли микрофон… как вдруг воспламенился один из экранов, натянутых между крышами домов. Повалил густой чёрный дым, и произошла временная заминка. Джеймс заострил внимание на возгорании и выпустил из вида астронавта.
Будущий президент добравшийся, наконец, до микрофона, демонстрируя лёгкую, снисходительную улыбку уже собрался было пошутить по поводу самовозгорания, как вдруг упал. Телохранители мгновенно загородили его своими телами, но, похоже, опоздали. Толпа заволновалась и вдруг, один за другим, последовали три взрыва на центральной площади.
Капитана смело взрывной волной и крепко приложило о металлическую ограду парка. Возникла паника и толпа кинулась вон с площади, затаптывая по пути убитых и раненых. Квантери, борясь с головокружением и ноющей болью, забрался на ограду парка и поискал глазами астронавта. Тот улепётывал вместе со всеми, но уже без своей тубы.
Джеймс чувствовал себя весьма паршиво, и сейчас нечего было даже думать о преследовании возможного убийцы. Но, когда тело бессильно, а ставки слишком высоки, останавливаться нельзя. В арсенале каждого агента Службы безопасности как раз для таких случаев предусматривалась небольшая аптечка-браслет. Миниатюрные иглы неприятно впились в запястье, и сообразительный аппарат ввёл именно те стимуляторы, которых недоставало организму в данный момент. В голове просветлело, предательская слабость, секунду назад разливающаяся по всему телу, прошла, и мысль заработала удивительно чётко. Сейчас Джеймс был идеальной боевой машиной, способной в долю секунды принимать правильные решения.
Спрыгнув с ограды парка, он бросился вдогонку за подозрительным астронавтом. Плотность человеческого потока заметно снизилась – основная масса успела убраться подальше с площади, но двигаться сквозь остатки обезумевшей толпы всё равно было трудно. Капитан ловко работал локтями, расталкивая всех, кто стоял у него на пути. Но этого было недостаточно. Спина чёртового астронавта мелькала далеко впереди. Ещё немного и он растворится в узких улочках города.
Квантери выхватил бластер и, крутанув регулятор мощности, выстрелил в воздух. Вокруг него мигом образовалось столь необходимое жизненное пространство. Все старались как можно быстрее убраться с дороги вооружённого человека, в глазах которого мелькали искорки безумия. Он не боялся, что в него начнут палить снайперы, расставленные по всему периметру площади. Каждый агент Службы имел специальный маяк, испускающий волновое излучение, которое окрашивалось в ненавязчивый зелёный цвет, если смотреть на это сквозь инфракрасные очки. А подобная штука имелась у каждого снайпера… Стоп, неужели эти олухи, облепившие все близлежащие высоты, не засекли убийцу? Вспышка выстрела наверняка должна быть видна в инфракрасном диапазоне. Вот уроды, и зачем их только держат? Джеймс, не сбавляя ходу, хотел дать по общей связи описание убийцы, как вдруг обнаружил, что передатчик исчез. Чертыхнувшись, он ринулся дальше.
Скорость продвижения значительно возросла, и расстояние до цели стало сокращаться. Но всё же астронавт сумел добраться до жилого массива. Преследование продолжилось на узких улицах города, и Квантери успел заметить, как преследуемый юркнул в подъезд трёхэтажного дома. Он кинулся туда, рванул на себя архаичную деревянную створку двери и успел отпрянуть, когда в лицо ему полетели щепки. Взвинченное наркотиками восприятие в несколько раз увеличило его реакцию, и в следующую секунду он уже палил в дверной проём, а через мгновение ворвался в подъезд, готовый к любым неожиданностям. Никого. Лишь выщербленная стена от пуль. Чуткий, обострённый до предела слух, уловил торопливо удаляющиеся шаги противника и его тяжёлое дыхание где-то выше по лестнице. На хорошей скорости преодолевая лестничные пролёты и не забывая об осторожности, Джеймс рванул следом, мельком замечая следы крови на перилах. «Это неплохо, хотя раненный зверь опасен вдвойне», — отметил он про себя, перепрыгивая через две ступеньки и не замечая, как кровь, странно переливаясь, бесследно исчезала.
Он выбрался на крышу здания и замер с поднятым оружием в руке. Долгожданная встреча состоялась. Никто не спешил открывать огонь, внимательно разглядывая и держа под прицелом своего противника. Бок астронавта стал красным от пропитавшейся крови. Они встретились взглядами и странно – Квантери не заметил в его глазах страха. Карие глаза астронавта спокойно и даже с неподдельным интересом рассматривали капитана. Лёгкая улыбка тронула его губы, он отбросил оружие в сторону и, медленно достав пару кинжалов из рукавов своего комбинезона, швырнул один капитану, который на лету поймал оружие и одарил похожей улыбкой противника. Как этот раненный заморыш сможет тягаться в быстроте реакции с профессионалом, тем более с тем, кто находиться под действием стимуляторов? Он недостаточно быстр, смел, вынослив… К тому же ещё и ранен. На что он надеется?
И капитан принял решение, которое любой рядовой сотрудник Службы назвал бы глупым. Его бластер скользнул обратно в кобуру и противники стали сближаться. Джеймс сделал колющий выпад, испытав на прочность защиту своего противника, и едва успел увернуться от стремительной контратаки – его спасла усиленная стимуляторами реакция. Он неплохо владел техникой боя старомодным оружием, справедливо считая, что должен иметь подобные навыки, пусть даже эпоха расцвета холодного оружия давно прошла. Со временем мимолётное увлечение переросло в нечто большее, но противник сейчас превосходил его по всем параметрам, в который раз с лёгкостью уворачиваясь от сверкающего под искусственными огнями купола острия.
В какое-то мгновение схватки Квантери пожалел, что позволил противнику навязать свои условия, вместо того, чтобы воспользоваться его глупостью. Но эти запоздалые сожаления мигом вылетели из головы, когда остриё кинжала заплясало у него перед глазами.
Плечо странно потеплело и капитан, мельком бросив туда взгляд, увидел, что серый рукав куртки обагрился кровью. Чёртов ублюдок таки достал его, а он в пылу схватки этого даже не почувствовал. Тем временем астронавт  взвинтил темп, ускорив своё хаотичное, но быстрое перемещение. Его движения были похожи на диковинный танец, что немного озадачило Джеймса, который не привык участвовать в танцах со смертью. Вот девочки в баре – другое дело, там можно и потанцевать…
Но, отбросив все лишние мысли, он сосредоточился на поединке, превратив себя в рукоять клинка, а руку в само остриё. Выпад-защита, выпад… Противники кружились вокруг невидимой оси, словно опасаясь нарушить незримую границу. Астронавт причудливым образом сплетал атакующие и защитные движения в едином порыве, но у капитана не было времени, чтобы восторгаться филигранной техникой. Он ждал любой ошибки противника, чтобы воспользоваться ею в полной мере. Но убийца, несмотря на ранение, не сбавлял темп и его неожиданные выпады уже оставили несколько порезов на теле капитана.
Внезапно астронавт споткнулся и подставился для удара. Не мешкая, холодная сталь кинулась в образовавшуюся брешь. Квантери вложил всю силу в этот удар и клинок, преодолевая сопротивление воздуха, вонзился в шею противника. Он захрипел и рухнул, но через мгновение капитан почувствовал резкую боль в области груди. Оторопело посмотрев на свою грудь, он обнаружил там торчащую там рукоять.
А с поверженным врагом тем временем происходило нечто неимоверное. Его всего окутало радужное сияние и… он исчез, растворился в воздухе, словно его и не существовало. Перед тем, как потерять сознание, Джеймс отметил про себя, что кинжал, перепачканный в крови врага, валялся там, где мгновение назад лежало тело. «Это хорошо – будет надёжная улика в подтверждение моего рапорта».
Сознание капитана померкло и он уже не видел, как на месте схватки возникло третье лицо, которое подобрало драгоценное вещественное доказательство, кровь на котором уже успела странным образом испариться и положило рядом с капитаном автоматическую винтовку, из которой стреляли в президента. Бодрый голос чётко отрапортовал в миниатюрный передатчик:
— Центр, это второй. Убийца президента обезврежен. Координаты…

О, Великий Пророк, как это мучительно умирать во второй раз. Твои служители в сверкающих одеяниях предоставили мне, недостойному, второй шанс, а им не смог воспользоваться. Глупец, поверил в свою силу…

Кочевники, ворвавшиеся в шатёр Великого Хана Хулагу, обнаружили ещё тёплый труп с торчащей из груди стрелой у ног своего повелителя. В который раз привычка спать с взведённым арбалетом спасла хану жизнь. Всё-таки полезную штуку ему собрали мягкотелые пленные мастера из княжества Минь. Конечно, некоторое время они упирались, не желаю выдавать секреты изготовления оружия варварам. Но, после недолгих уговоров в виде пары отрезанных ушей, они проявили удивительную готовность к сотрудничеству.
Хан мрачно посмотрел на своих перепуганных воинов.
— Где мои телохранители?
— Они мертвы, Великий Хан, – поведал самый смелый из воинов, а, возможно, и самый глупый. – Демон в тёмных одеяниях убил их всех…
— Демон?!
Хан угрожающе двинулся к воинам, которые при его приближении испуганно попадали ниц, не осмеливаясь поднять головы на своего разгневанного повелителя.
— Разве демона можно убить? Это всё проделки чёртовых асассинов, пусть покарает Белая Мгла всех из этого проклятого племени! Всех уничтожу, всех… от мала и до велика.
Хан немного успокоился и закончил:
— Изведу под корень эту заразу. Сабудая ко мне!
Несколько воинов, бряцая оружием и расталкивая друг друга, бросилось вон из шатра. Через несколько минут появился заспанный Сабудай и с трудом втиснулся со своим двухметровым ростом в шатёр. В окружении низкорослых кочевников он смотрелся настоящим великаном.
— Возьмёшь две руки воинов, — приказал ему хан, — и сожжёшь все поселения асассинов в горах, которые сможешь обнаружить. Убьёшь всех, даже коней и собак. Иди.
И добавил:
— Все идите.
— Великий хан, разреши нам убрать тело этой собаки…
— Пусть лежит – я его не стесняюсь, – пошутил хан, и воины не смогли сдержать улыбок.
Сабудай с кочевниками вышли из шатра и вскоре послышались отрывистые команды великана, который выставлял новое защитное кольцо телохранителей. Хулагу прекрасно понимал, что теперь только так можно будет себя относительно обезопасить от покушений. А ассасины наверняка будут мстить.
Он зарядил арбалет новой стрелой и приготовился досмотреть прерванный сон, как вдруг, переведя взгляд на поверженного противника, заметил, что возле его головы уже успела растечься небольшая лужица крови. «Странно, — подумал хан, — ведь стрела попала в сердце. Я его не резал… Эти болваны даже не успели пикнуть, как он их порешил…Нет, определённо сегодня выспаться не удастся». И хан начал действовать:
— Знахаря ко мне!

Эдуард Стиганцов

Метки: , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.